ПриватБанк - Новости Житомира
Журнал Житомира
Новости сегодня: Суббота, 10.12.2016    18:35:29
Журнал Житомира » Статьи » Авторская колонка » Борис Дубман

История Житомира. Житомирский замок

Автор Борис Дубман

Борис Дубман

все статьи автора

       Житомирский замок находился в северо-западной части Замковой горы на высоком мысе-плато в междуречье  Каменки и Рудавки. Этот мыс своей естественной защищенностью и неприступностью еще с давних времен привлекал людей. Археологические раскопки, проведенные в 1982 – 1985 годах Иваном Ярмошеком и Александром Тарабукиным, показали, что здесь было древнее городище на площади примерно полутора гектаров еще в эпоху меди, раннего и среднего средневековья.  Городищами называли укрепленные поселения, огражденные земляными валами. С запада городище было защищено неприступной высокой скалой, с севера – крутыми склонами реки Рудавки, с юга – безымянным ручьем, с востока (где теперь улица Замковая) искусственным земляным валом. 

       В разное время на территории городища были найдены черепки глиняной посуды и кремневые орудия труда позднего этапа Трипольской культуры (3150 - 2650 годы до н.э.), фрагменты глиняной посуды VIII – IX веков, фрагменты кружальной посуды X – середины XIII века. Особо ценная находка – осколки свинцовой печати начала XIII века, принадлежавшей жене князя Константина Всеволодовича - правнука Владимира Мономаха, внука Юрия Долгорукого. Когда это городище назвали Житомиром неизвестно. Существуют десятки версий происхождения названия «Житомир», но ни одна из них научно не обоснована. Неизвестно также кто и когда решил, что датой основания Житомира почему-то следует считать именно 884-й год.

       В 1240 году монгольские отряды хана Батыя вторглись на земли Правобережной Украины, разрушая на своем пути города и села. И Житомир не был исключением. Он  фактически перестал существовать. И лишь в XIV веке на развалинах бывшего городища построили замок. Какой вид имел замок и какова его история? Какие факты известны историкам? Постараюсь ответить на эти вопросы. Что Житомирский замок в конце XIV века уже существовал видно из упоминания в летописи о том, что весной 1392 года великий князь литовский Витовт во время похода на Киев захватил град Житомир и Вручий (Овруч):  «Той же весны Витовт пойде и взя град Житомир и Вручий».

       В третьей книге записей «Литовской метрики», включающей документы 1440 - 1498 годов Великого княжества Литовского, нашел описание Житомира тех лет (точная дата на документе не указана): «Город Житомир. А на городе чотыри пушки великих а пять торасниц. А челяди 2 паробки а две жонце, а трое детеи малыхъ. А воловъ 15, гуси и куры. Есть сееное пашни досыть. По одномъ плузе, а по толоце (пастбище) по однои. У Житомири у месте корчомъ двадцать, а и съ тых корчомъ на годъ идеть  съ них по копе грошеи плату; а мыта со осмь копъ грошеи приидеть, коли тихо; а и то половица (половина) на церковъ каплану (капеллану) идеть. В Житомири слугъ пятьнадцать изъ гольтаи, а два чоловека тяглыхъ подымъщину дають». Вот такой, почти понятный для нас, был письменно-литературный западнорусский язык Великого княжества Литовского, который несколько отличался от местных разговорных наречий. Видимо, это самое древнее описание города Житомира, жители которого разводили кур, гусей и занимались земледелием. Предполагаю, что это фрагмент утерянных материалов первой ревизии Житомирского замка 1471 года.

       Здесь следует пояснить, что город - это то, что внутри ограды (замка). А снаружи – место (или посад). Отсюда и слово "мещане". Обратите внимание, что корчмы были не в городе, а "у месте". В городе жили горожане - наиболее знатные и богатые люди, а в месте - мещане. Место площадью около двух гектаров находилось рядом с замком. Это между нынешней  Замковой улицей и Замковой площадью, улицей Стародавней и сквером. С годами, по мере роста населения,  площадь места увеличивалась. Место не имело защитной ограды. Население места при нападении врагов скрывалось в замке. Если место ограждали деревянным укреплением в виде стены из заостренных и вкопанных вплотную деревянных столбов, то его уже называли острогом. А если еще земляным валом и рвом, то это уже окольный град. В середине XVI века место в Житомире стало острогом, а в XVII – окольным градом. Тяглый – тот, кто обложен тяглом. Тягло - денежные и натуральные государственные повинности. Подымщина - налог в пользу местной администрации "с дыма (дома)". Гольтаи – бедняки (голытьба). Тарасница – небольшая пушка без лафета, которая устанавливалась на стенах замка.

       Составной частью оборонного комплекса замка были подземные ходы к берегам рек Каменка, Рудавка и Тетерев. Строительство системы подземных ходов продолжалось до XVIII века.  Историк Гертруд Георгиевич Синяков в историко-краеведческой работе «Житомир. Историко-архитектурный очерк» обрисовал их так: «Гранитная скала, на которой стоял замок, затрудняла строительство ходов, но все же они были проведены под замком и выходили далеко за его пределы. Густая сеть подземных ходов общей длиной семьсот метров с многочисленными ответвлениями на глубине два - четыре метра протягивалась в различных направлениях и создала своеобразную систему защитных сооружений, которая служила для связи в военное время. Большая часть ходов, которые находились за чертой замка под городской застройкой, имела каменные стены, земляной пол. В отдельных местах ходы расширялись и образовывали помещения значительного размера с вытяжными трубами».

       На протяжении своей многовековой истории замок неоднократно частично или полностью разрушали. В книге Николая Кострицы и Руслана Кондратюка «Житомир: Пiдручна книга з краєзнавства» читаем: «Як один із форпостів на поденно-східних околицях Великого князівства Литовського Житомир найбільше потерпів від татарських набігів. За підрахунками, зробленими на підставі літописів, протягом кінця XIV -  XVI ст. відбулось понад 30 таких нападів. Так, 1399 року після невдалої битви з татарами війск великого князя литовського Вітовта на р. Воркслі, вони дійшли аж до Житомира і спалили місто. Особливо спустошливим був набіг 1482 року під проводом хана Менглі-Гірея, під час якого Житомир було спалено вщент». В результате разрушений и последующих перестроек размеры и планировка замка изменялись. Эти изменения отражены в ревизиях (люстрациях) замка, которые проводились в 1471, 1545, 1552, 1559 - 1560, 1563, 1622, 1765 годах. Из них полностью сохранились материалы ревизий 1545 и 1552 годов, фрагментарно 1471 и 1563 годов.

       После татарского набега 1482 года замок был заново отстроен в 1497 году при содействии Великого князя литовского Александра. Посетив Житомир, он подарил замку «звонъ вєльми вєликии "Ротныи"», служивший для подачи сигнала об опасности. Его установили в Сторожевой веже замка. Был в замке и другой колокол «костєлныи звон Святого Миколая – такжо нємалыи» от уничтоженного татарами на Охримовой горе костела Святого Николая. В начале 1520-х годов при правлении старосты князя Яна, бискупа познанского,  была осуществлена удачная реконструкция замка. Ограждение замка было из секций-городень в виде клетей из тесаных сосновых брусьев, башен и веж (угловые башни). Всего в ограждении были две башни, четыре вежи и 52 городни. Покрытия городень из брусьев и досок засыпались сверху глиной и камнями. Эти камни при штурме замка сбрасывали на головы врагов. Поверх городень устраивались крытые деревянные рубленые парапеты — обланки,  в которых оставляли бойницы (отверстия для стрельбы). Для прочности стены городень, веж  и башен делались двухслойными (толщиной в два бруса), а для защиты от огня и гниения они снаружи оштукатуривались глиняным раствором.

       Со стороны места (окольного града) выкопали глубокий ров, заполненный водой. Для проезда через ров соорудили подъемный мост. Для водоснабжения замка провели водопровод из речки Рудавки: «нєбожъчикъ княз бискупъ мєлъ воду рурами (водопроводными трубами) до замъку провадити с тоє речки, которая за местом идєт, - Рудавка». На территории замка площадью 3,3 десятин стоял дворец старосты, церковь, жилые и хозяйственные постройки. Во внутренних помещениях городень во время вражеского нападения прятались жители Житомира и сел, приписанных к замку. Но замку не повезло. В 1522 году при правлении житомирского старосты Дмитрия Александровича Кмитича  он «самъ собою отъ стихии сгорелъ». 

       Только через 23 года (летом 1545 года) при старосте Богуше Федоровиче Корецком построили новый замок. Руководил строительством местный администратор пан Семен Бабинский. Замок, как и предыдущий, был огражден деревянными городнями, башнями и вежами, но стал меньших размеров. 2 сентября 1545 года «дьяк господаръский  Лєв Патєи» (Лев Потиевич Тышкевич), посланный на ревизию Великим князем литовским Зигмундом (Сигизмундом) II Августом, сделал «Пописъ  замку Житомирского». Вначале ревизор указал за счет каких средств и кто построил замок: «Тотъ замокъ Житомир зароблєн єсть пенєзами Скарбу господрьского (за счет казны) чєрєз справу и шафованьє (распоряжение) пана Сємєна Бабинъского, котороє роботы и справы оного замъку самъ єсми оглєдалъ и по вєжамъ и обланкомь около всєго замъку ходил».

       В отношении качества строительства претензий не было: «Ино будованє добро єсть: дєрєвомъ моцнымь сосновымъ тєсанымъ в замокъ (прочный способ продольного соединения деревянных брусьев между собой) роблєно вєс городъ, у двє стєны яко вєжи, так и бакъшты (башни) и городни». Но в связи с тем, что «замокъ нєдавно вробленъ, только сего лета доконанъ», Тышкевич указал на отдельные недоделки, в том числе что «покрытьє на вєжахъ и на всихъ обланкохъ вєлми худо и нємоцно, - только по одному гвозду дошки прибивано» и что «ровъ около замъку от мєста вєльми малые». Отметил ревизор и отсутствие нового замкового моста через ров:  «А што ся дотычєть мосту замъкового, ино тєпєр, праве, замокъ без мосту стоить, бо старыи скажонъ, а нового нє наряжоно».

       Наиболее существенным недостатком нового замка Тышкевич посчитал уменьшенный его размер по сравнению с прежним замком: «ижъ горы Замъковоє в ыньшомъ местъцу больши дву сажонъ вбавилъ, а индє полътора сажня, а в намєньшомъ местъцу на сажєнь вон гору выпустилъ… трудно было пешому около замъку обоити, и правє над самою горою замокъ висєлъ для приступу нєприятєльского, а тєпєр мог бы иньдє около замъку и возомъ єздити - какъ широко горы выпущоно, и можєть быти шєст або сємъ городєнь оть пєрвого замъку роботы князя бискуповы вбыло. Котороє горы нє годилося было впущати и такового обыходу широкого около замъку чинити…». Также отметил что «Обороны тєж на вєжахъ и обланкохъ на всихъ нетъ: ни каменья, ни  колья, ани колодокъ, ани слонов». Мне не удалось найти толкование упомянутого тут слова «слонов», но по смыслу текста видно, что слоны – это какие-то большие и тяжелые предметы, сбрасываемые, как и камни или колоды, на головы неприятеля при штурме замка.

       В описании замка перечислено количество городень, веж и башен, указано как они были расположены и как назывались, а также как называлась церковь на территории замка: «От тоє вєжи, идучи в замокъ по левои руце, городни идуть до бакъшты Воронины – городень сємъ, А от тоє бакшты до вєжи, которую панъ Герасимъ на схованьє собе занял, дєвєть городен. От тоє вєжи Герасимовы до вєжи Круглоє, которая противъ цєркви Рожєства Прєчистоє стоит, дванадцат городень. От тоє вежи Круглоє до вєжи Сторожевоє, на которой, повєдают, пєрєдъ тымъ звонъ вєликии "Ротныи" стоялъ, десять городєнь. От тоє вєжи Сторожевоє до бакъшты три городни, а от бакшты до вежи Воротноє чотыри городни. Всихъ тых городєнь замъку Житомиръского сорокъ и пять городєнь, а вежъ чотыри а двє бакъшты». О наличии других зданий, кроме церкви,  на территории замка в материалах ревизии нет информации. Их, видимо, еще не успели построить после пожара 1522 года.

       Жителей в Житомире Лев Тышкевич насчитал «Всихъ тыхь головъ панов (крупных землевладельцев) и зємянъ (шляхтичей - мелких землевладельцев) житомирскихъ - двадцат и два, а сєлищъ ихъ - тридцать и дєвєть, а людєи ихъ всихъ - сто и чотыри чоловики. А кромъ тыхъ вышєи мєнєных (выше поименованных) иньшихъ никого нетъ и тыи люди ихъ в местє Житомирскомъ мєшкают, а на сєлищахъ нє смеють пєрєд татары жити. А мєщанъ господарьскихь житомирскихь всихъ одно сорокъ и дєвєть дымовъ (домов), а стрєльцовъ и слугъ замъковыхъ – одиннадцать». К чести Житомира отмечено, что «вси зємянє и мєщанє ручницы в сєбє мають и стрєлати добрє вмєют». И были в Житомире работавшие на замок «два млыны (водяные мельницы): одинъ на рєце, на Тєтєрєви, о дву колахъ, которыи уставичнє мєлєт, а другии - на Камєницы, одно коло мучноє, другоє – ступноє, - тыи обадва млыны на замокъ тягнуть. Которыи ставы до тыхъ млыновъ тєпєр зємянє людми своими посполъ з мєщаны гатять и направують».

       Далее ревизор составил реестр замкового вооружения и боеприпасов: «А то єсть бронныи рєчи замъку Житомирского: дєльцо одно нєвєликоє литоє, котороє стоит на вєжи; а два сарпантыны жєлєзныхъ оправлєных, нижли нєокованых на зємли стоят, а трєтии сарпантын нєооправлєныи, - у сховани; гаковниц добрыхъ ку стрєлбє готовыхъ двадцат и сєм, а одиннадцать гаковниць горєлыхъ неоправленых; а кии старосвєцкии один, нєпєвныи ку стрєлбє; ручниц горєлых нєоправлєных сємнадцат … пороху дельного можєт быти со два камєни, а гаковничного пороху может быти больши камєня, а ручничного пороху ни зєрнєти нетъ...». Дельцо – небольшая пушка (дило – большая пушка). Серпантина - вид ручного ствольнозарядного оружия с фитильным замком и курком в форме латинской буквы S. Гаковница - дульнозарядное ружье с крюком (гаком) под стволом для зацепления за стену замка с целью уменьшения отдачи при выстреле. Кий – гаковница устарелой конструкции. Ручница – облегченная гаковница. Камень - единица веса для взвешивания ценных товаров.

       А на весь этот арсенал «Пушкар одинъ, на имя Жикгимонт, которому служба идєть зъ Скарбу по шєсти копъ грошєи а по сукну люнскому (лондонскому). На которомъ датку тотъ пушкар тривати нє хочєтъ, а проситъ, абы єму по дєсєти копъ грошєи давано. … Нижли того пушкаря на томъ замъку одного ховати мало єсть, бо замок вєлик. Часу пригоды обороны тому замъку он самъ один вчинити нє можєтъ – потрєба подлє вєликости того замъку намнєи трєхъ пушкарєи мєти». При составлении реестра выяснилось, что «коли первыи замок Житомирскии згорєл … нєбожчикъ князь Констєнтинъ, взял спижи грєлоє дельноє и звоновоє (слитки меди или бронзы для изготовления оружейных стволов и колоколов) двадцать возов. … Ино, дєи, тую всю спижу князь Констєнтинъ, побравши, к замъку своєму Полоному отвєз через того Стрыбыля (Иван Стрыбыль - соучастник кражи), которая, дєи, спижа тамъ ся остала и звон з нєє вылит, и тыхъ часов на замку Полонском стоит». Увез князь Константин в свой Полонский замок на двадцати возах не только спижи, но и пушки и два сигнальных колокола.

       Лев Тышкевич выслушал и записал жалобы и просьбы житомирян, из которых наиболее интересна последняя:  «А доконавши мнє того попису в томь замъку Житомирскомъ, пришли до мєнє боярє и мєщанє и вси люди тамошнии, плачливє чоломь бьючи, абы имъ дано волю на колко лєть, ижъ бы имъ подачок и подвод и стацєи (продовольственный сбор с населения) нє давати, а волно было куды хотя єздити торговати, бо тєпєр, повєдают, нє дозволяют имъ ни мєду прєсного, ани звєру мохнатого, ани воску нигдє возити и продавати и правє в запорє ихъ дєржат. В чомъ собє велико тоскнуют и просят на то ласки господаръскоє: "А кды, деи, тая воля и ласка от господаря его милости намъ будет, тогды, повєдают, и иншии многии к тому замъку могут собратися и осести. А тєпєр, дєи, ни за чимъ иншим, одно за тою нєволєю нє хотят люди до того замъку сходитися. А мы, дєи, сами за таковымъ знєволєньємъ нашимъ, нє будєть ли ласки и змилованя господаръского, - при томъ замъку одєржатися нє можємъ а поидємъ вси прочъ"».

       Через 7 лет (в 1552 году) была проведена повторная ревизия Житомирского замка. Особый интерес этой ревизии представляют сведения о занятии житомирских мещан хлебопашеством: «Пашня замъковая. Пола замъкового отъ острога удолжъ до дубровы, которую призываютъ Ставровъ..., тоє полє мєщаномъ вєлєно пахатъ. А зємянє и подданные ихъ, которыє пашутъ, тыє даютъ на замокъ дєсятину зъ озимины и ярыны всякоє...». Ставров – это нынешняя Ставровка - местность, урочище в районе Маряновки, приблизительно на месте пересечения улиц Саенка и Коростышевской. То, что одним из промыслов житомирских мещан даже в середине XVI века еще было хлебопашество, говорит в пользу версии происхождения названия «Житомир» как выращивающего хлеб (жито) поселения (мир). Древнее слово «жито» - это хлеб в зерне, а «мир» - поселение, община.

       При перечислении в ревизии «мєщанъ господаръскихъ житомирскихъ» обозначено, кто из них «отчичъ» и какой - «прихожий» и из каких местностей. Это позволяет установить, что население пополнялось из других городов нынешней Украины, Белоруссии  и Литвы. Интересны сведения о различных категориях зависимых людей: «слуги замъковые при мєстє мєшкаютъ», ... «люди князскиє, панскиє, зємянскиє, боярскиє, которыє живутъ ув острозє и за острогомъ, хотя которые и въ сєлищахъ мєшкаютъ, а пєрєдъ ся домы свои въ мєсте маютъ». В документе перечислены «тыє вси сєлища», которые были причислены к замку Житомирскому, и платившие ему подати натурой и деньгами.

       В тексте ревизии замка 1552 года несколько раз употребляется слово «острог». Это означает, что за прошедшие семь лет население Житомира за счет «прихожих» выросло настолько, что при нападении неприятеля замок уже не мог вместить всех жителей Житомира и окрестных сел, и территорию за пределами замка вынуждены были защитить оградой из заостренных сверху столбов - острогом. В XVII веке, когда границы Житомира достигли нынешней улицы Черняховского и нынешней Соборной площади, эти новые границы оградили насыпным земляным валом и глубоким рвом, заполненным  водой. После чего территория Житомира за пределами замка уже стала не местом, не острогом, а окольным градом. Окольный град имел трое ворот. Двое из них были с подъемными мостами через ров.

       Материалы последующих ревизий пропали во время Второй мировой войны. О Житомирском замке 1570-х годов нашел такую информацию: «В то время укрепилась обороноспособность местного замка, ибо когда в 1570 году здесь было 4 башни и 39 городень, в 1572 - уже 5 башен (одна не завершена) и 68 городень (Jablonowski A. Ukraina. - T. I - S . 13, 33)». О ревизии (люстрации) Житомирского замка 1622 года сохранились некоторые сведения в первом томе книги  Николая Ивановича Теодоровича «Историко-статистическое описание церквей и приходов Волынской епархии», изданной в 1888 году: «Люстрацiя Житомирскаго староства, описывая въ 1622 году Житомиръ, говоритъ, что замокъ его въ это время находился въ хорошемъ состоянiи и былъ окруженъ съ одной стороны валомъ, а съ другой – возвышалась крутая, почти неприступная гора, у подошвы которой течетъ рч. Каменка; въ замке существовало трое замковыхъ воротъ и пять угловыхъ крепостныхъ башень; вокругъ замка шелъ глубокiй ровъ. Подъ самымъ замкомъ находился огромный королевский дворецъ».  "Королевским дворцом" житомиряне тогда прозвали Старостинский дворец - административное здание Житомирского староства, а в конце XVIII века – Губернаторский дом на Замковой горе, построенный в 1797 году и сгоревший в 1804 году.

       Описание замка по ревизии (люстрации) 1622 года есть и у польского писателя Юзеф Игнацы Крашевского (жил в Житомире в 1853 - 1858 годах) в его очерке о Житомире, изданного во Львове в 1859 году на польском языке: «В 1605 г. староство с городом отдано князю Яну Заславскому, а через год - 22 мая 1606 г. - татарское нападение уничтожило его полностью. Много окрестных людей погнали в неволю, городок надолго опустел. Из описания замка, сделанного через несколько лет при привычных ревизиях, упоминается, что его удалось немного отреставрировать. Это было деревянное сооружение, опоясанное высоким валом, одной обрывистой стороной прижата к небольшой речке Каменке; в центре его стоял Королевский, а точнее, Старостинский дворец, а по углам - пять башен и трое ворот». Обращаю внимание, что Крашевский пишет, что Старостинский дворец находился в центре замка, а у Теодоровича - «подъ самымъ замкомъ»

       В 1648 году войско Богдана Хмельницкого штурмом взяло Житомирский замок. Житомир был разорен. Понадобилось полтора десятка лет, чтобы город отстроить и вернуть к нормальной жизни. Вернули к жизни и замок, но за неимением времени и средств уже без прежнего ограждения из городен. Замок оградили частоколом из свай - заостренных деревянных столбов. Вот некоторые подробности о Житомирском замке из люстрации 1765 года, которые  сохранились у польского энциклопедиста Юзефа Кшивицкого (1838 – после 1908) на странице 909 в XIV томе его «Географического словаря Царства Польского и других славянских стран», изданного в Варшаве в 1895 году: «замок на горе высокой, скалистой, над Каменкой, сваями более чем на половину и валом от места опоясан, мост через глубокий ров деревянный, у ворот кордегардия (помещение для караула), каморка для заключенных и башня с глубоким фундаментом; над воротами высокая башня из дерева; внутри замка дом большой (Старостинский дворец). Место на горе, над Каменкой и недалеко от реки Тетерев, с одной стороны вал небольшой. … Гарнизон, нанятый  Я.В. Яном Каетаном Ильинским (житомирский староста в 1753-1794 годах), насчитывает 39 человек вместе с офицерами, гемейнамы, барабанщиками, флейтистами. На этот гарнизон выделено 21246 злотых 21 грошей.  Дворов в месте 24, лачуг 120, освобожденных от повинностей 25, слободских 6, оседлых евреев 86».

       В 1768 году в Житомире шли бои между российскими войсками и польскими конфедератами. По воспоминаниям очевидца тех печальных событий  Сервазия Прус-Сохаржевского, Житомир был окружен отрядами донских казаков, а гусары ворвались в него со стороны Станишовки. Главными узлами обороны был замок и монастырь бернардинов. После того как первая атака была отбита, россияне начали штурм замка, одновременно подпалив город. Житомир был сожжен, жители разбежались.  И у польского энциклопедиста Юзефа Кшивицкого есть описание этого боя: «… когда наступила ночь, конфедераты направились в Житомир. Здесь первым делом начали укрепляться, выставили городские заставы, пушкаря же не было, какой-то немец согласился его заменить. В замке установили пушку, вторую - у бернардинцев, где за палисадом разместились ей верные казаки, другие - на замковых валах. Донские окружили город, гусары ворвались в Станишовку и ударили по монастырю бернардинцев, все же верные казаки их отбили. Тогда подожгли дома, и пошли на штурм замка. Пушкарь–немец  дал огня из всех орудий, потом упал трупом. Сербы взяли пушки и двинулись на город. Горели дома капитульные и бискупа, катедра (кафедральный костел святой Софии), иезуитский костел, магазины. В иезуитском костеле сгорел ксендз  Зрубицкий. Народ как-то закоулками сумел выбраться из города». Разрушенный замок навсегда утратил свое оборонное значение. 

       После вхождения Житомира в составе Правобережной Украины в 1793 году в Российскую империю с валов старого замка пушечными выстрелами салютовали почетным гостям города. Современник и непосредственный участник событий Ян Дуклан Охотский в своих мемуарах писал, что 20 июля 1797 года во время торжества по случаю приезда губернатора генерал-аншефа Тимофея Ивановича Тутолмина, который перевел свою резиденцию в Житомир, «войска выставленныя въ две шеренги приветствовали поездъ батальным огнемъ, а съ валовъ стараго замка сделано сто одинъ пушечный выстрелъ». В этот знаменательный день Житомир тогда еще неофициально стал губернским городом, а 26 июня 1804 года уже официально.

        По информации украинского историка Владимира Бонифатьевича  Антоновича Житомирский замок сгорел в 1802 году 31 октября (по старому стилю).  В 1837 году Волынский губернатор Александр Звягинцев на территории бывшего замка заложил городской сад. Сад тогда назвали Звягинцевским, а местность Звягинцевкой. На плане города 1848 года еще виден земляной вал бывшего замка вокруг Звягинцевского городского сада. «Отъ всего этого  теперь не осталось и следовъ, - написал  Н.И. Теодорович в книге, изданной в 1888 году. - Сохранилась только одна заметная часть вала (где былъ городскiй садъ), названiе Замковой улицы и два глубокихъ рва, которыми былъ окруженъ Житомир. замокъ, - одинъ на Подоле, а другой – возле тюрьмы».  Эти рвы, упомянутые Теодоровичем, ограждали окольный град Житомира, границы которого дошли и до Подола. Тюрьма тогда была в бывшем Иезуитском монастыре, руины которого сохранились на улице Черняховского.  На уникальном историческом месте, где был замок, по указанию Житомирского обкома Коммунистической партии в 1960-х годах построили здание-башню партийного архива и жилой дом.

       От бывшего замка теперь  остались только частично сохранившиеся подземные ходы, которые хранят в себе много тайн и почти не изучены археологами. Сохранились древние названия: Замковая гора, Замковая улица и Замчище – местность, где находился замок. На первом древнем гербе Житомира начала XV века была изображена Воротная башня замка со стенами из бутового камня с тремя башенками наверху и гостеприимно открытыми воротами. Этот рисунок сохранился и на гербе Житомира, утвержденного Указом Екатерины II от 17 января 1796 года. Старинных гравюр с изображением Житомирского замка обнаружить не удалось. В недавно изданных книгах житомирских краеведов есть два рисунка якобы Житомирского замка, но они совершенно не соответствуют его историческим описаниям. На одном из них неизвестного автора вместо высоких городень с крытыми парапетами-обланками изображена примитивная деревянная ограда из столбов и горизонтальной забирки между ними, притом без башен и веж. Ворота прямо в ограде. На другом  рисунке даже не замок, а  острог с ограждением из заостренных кольев. Это местный фотохудожник просто немного подправил правую сторону рисунка Минского острога, чтобы рельеф местности был похож на житомирский. В 1990-х годах, когда Житомирский областной краеведческий музей еще был открыт для посетителей, видел там макет Житомирского замка.



Иллюстрации верхнего ряда:
  1. Первая слева – Герб города Житомира, разработанный на основании старинного герба и утвержденный Указом Екатерины II 17 января 1796 года. В нижней половине герба рисунок Воротной башни Житомирского замка первой половины XV века.
  2. Вторая – Фотокопия первой страницы текста ревизии Житомирского замка 1545 года.
  3. Третья - Эскизный план Житомирского замка, построенного в 1545 году Семеном Бабинским. Цифрами обозначены: 1 – вежа Воротная, 2 – башня Воронина, 3 – вежа Герасимова, 4 - вежа Круглая, 5 – вежа Сторожевая, 6 – башня, 7 – церковь «Рожєства Прєчистоє».  Эскизный план составлен по описанию замка в материалах ревизии 1545 года на базе плана Житомира 1848 года, где был еще сохранившийся тогда земляной вал вокруг бывшего замка. Автор эскизного плана – Борис Дубман.
  4. Четвертая – Фрагмент плана города Житомира 1848 года. Цифрами обозначены: 1 – Звягинцевский сад, 2 – земляной вал замка, 3 – природный обрыв к реке Каменка, 4 – дорога к саду.
Иллюстрации среднего ряда:
  1. Первая слева – Вид на Замковую гору со стороны речки Рудавка. Справа вверху – Замчище. Фото 1959 года, автор – Борис Дубман.
  2. Вторая – Замковая гора. Вид с правого берега реки Каменка. Рисунок 80-х годов XIX века, автор - Сестро де Лаутрекен.
  3. Третья – Замковая гора. Вид с правого берега реки Каменка. Фото 1961 года, автор – Борис Дубман.
  4. Четвертая – Замковая гора. Вид с реки Каменка.  В центре снимка вверху (где был замок) корпус № 2 Государственного архива Житомирской области (бывший партийный архив). Фото 2010 года, автор – Нагалюк А.В.
Иллюстрации нижнего ряда - Макет Житомирского замка, построенного в 1545 году Семеном Бабинским. Автор макета - Георгий Мороз.
Автор: Борис Дубман
Борис Дубман | 04.02.2015
Редакция "Журнала Житомира" может не разделять точку зрения автора статьи
и ответственности за содержание материала не несет.
Комментариев: 6
OldBoys
1 OldBoys (OldBoys)   • 15:47:50, 04.02.2015
+3

Дякую. Пізнавально.
Ronny
2 Сергей (Ronny)   • 18:33:46, 04.02.2015
+2

Борис; Вы, как всегда, МОЛОДЕЦ!!!
TarasS
3 Тарас (TarasS)   • 01:11:49, 06.02.2015
+1

"Вот на таком, почти понятном для нас, древнерусском языке тогда разговаривали на территории нынешней Украины и Белоруссии."

Дві ремарки.

1. Це не давньоруська, а так звана західноруська мова, яка мала багато граматичних ознак української і деякі ознаки білоруської, а також полонізми.

2. Це мова писемно-книжна, а не розмовна. Її ще називають "литовська канцелярщина". Можна сказати, що вона наближена до розмовної мови вищих верств тодішного суспільства, але не тотожня. Мова простих посполитих відрізнялася ще більше: в українських землях вона була більше українською, в білоруських - більше білоруською. Цікаво, що багато канцелярських українізмів прийшло у Вільню в епоху гетьмана Костянтина Острозького.

Дзякуй за публікацыю!
dubman
4 Boris (dubman)   • 13:54:39, 06.02.2015
+1

Спасибо за ремарки. В текст внес изменение.
TarasS
6 Тарас (TarasS)   • 21:39:56, 07.02.2015
0

Борисе, дякую за розуміння!

Задля аналогії: якщо поїдете в Овруцький район, то побачите, що мова тамтешніх селян дуже відрізняється від мови, якою видать письмові розпорядження в Овруцькій райдержадміністрації. :)
5 vk Максим Магаз   • 13:53:51, 07.02.2015
+1

Спасибо! Очень много исторического материала и самое главное- ссылки на исторические документы.
avatar

Новости сегодня:



Новинки сегодня: