Журнал Житомир инфо

УКР | РУС        Сегодня: Среда, 14 Апреля 2021    20:43:57
Журнал Житомира » Статьи » Авторская колонка » Руслан Мороз

«Божьи Твари». Интервью с Натальей Николаевной Тимошкиной – художественным руководителем Житомирского театра им. Ивана Кочерги

Автор Руслан Мороз

Руслан Мороз

все статьи автора

В наше трудное и неоднозначное время, приятно, что со временем жители Украины всё же начинают больше дорожить духовными ценностями. Некогда пустые залы театров сейчас заполнены до отказа. Спектакли идут с аншлагом.

Предлагаем Вам интервью с Натальей Николаевной Тимошкиной – художественным руководителем Житомирского музыкально-драматического театра им. Ивана Кочерги.

- Здравствуйте, Наталья Николаевна! После просмотра некоторых Ваших спектаклей мне захотелось сильно, нет, даже очень сильно встретиться с Вами и взять у Вас интервью. Вы не возражаете?

- Ну, раз мы уже договорились о встрече, то, конечно, не возражаю. Тем более что мне тоже хочется, чтобы о нашем театре знали больше.

- С Вашего разрешения я буду задавать любые вопросы. Даже если «скомпоновать»
вопросы и «разложить их по полочкам», всё равно будут приятные вопросы,
но будут и такие, на которые Вы даже не захотите отвечать. Ничего страшного?


- Постараюсь быть предельно искренней.

- Начнём с самого начала. Как давно Вы возглавляете театр?

- В этом году будет четыре года, как я пришла работать в театр. До этого я работала зав. кафедрой режиссуры и актёрского мастерства Житомирского училища культуры и искусств им. Огиенко.

- Трудно ли Вам было?

- Когда я пришла работать в театр, здесь уже было много моих учеников. Это для меня была с какой-то стороны и поддержка и тот «материал», с которым придётся работать.  «Материал» - это актёры. Они для режиссёра как глина, которую сначала разминаешь, а потом лепишь. Так вот, их «лепить» я начала ещё тогда, когда они были студентами. А сейчас этот процесс продолжается.


- Несколько слов о профессиональной подготовке актёров театра.

- Я могу сказать, что сейчас практически все выпускники училища закончили высшие учебные заведения, в частности в Киеве - это Киевский театральный институт, и в Харькове. Так что большинство наших актёров, особенно молодое поколение, имеют высшее образование.

У нас любят очень смаковать эту тему: образование, школа, и так далее и тому подобное… Мне кажется, что тут должно совпасть несколько моментов.

Первое – это, как говорят «хыст» - талант. Я боюсь о себе это говорить, но, тем не менее, у человека должно быть нечто такое, что должно привязывать к этой профессии. И одного желания здесь мало. Режиссёр должен обладать многими качествами. Это и организатор, это и педагог, это и толкователь… Я Вам уже цитирую Станиславского, потому что актёр - «этакое многоликое существо». И когда человек хочет получить образование, когда он хочет научиться, он это сделает везде. И мы знаем таких самородков, которые, например, работают в искусстве, имея совершенно другое образование, скажем техническое. Я могу массу таких примеров привести. Я закончила режиссёрский факультет Киевского института культуры имени Корнейчука. И сколько меня не пытались «колоть» этим институтом, я горжусь той школой, которую получила. И к слову, я хочу сказать, что у нас преподавали те же самые педагоги, которые работали и в институте им. Карпенко-Карого.

- Может, я не очень сильно в этом понимаю, но было заметно, что за последние годы сильно изменился репертуар. Последний спектакль, который я видел это «Божьи твари». Этот спектакль меня сначала сильно напугал, а потом очень поразил в хорошем смысле этого слова. Я хочу объяснить это, сделать такую маленькую журналистскую ремарку. Я прихожу с работы домой, включаю телевизор - идёт сериал, в котором одни и те же актёры играют из сериала в сериал одни и те же роли. И в принципе я уже не знаю, какой сериал, по какой программе идёт: лица одни и те же, слова одни и те же, и всё одно и то же. К тому же каждые пять минут они говорят о сексе, абортах и выпивке. И тут я прихожу на Ваш спектакль…

Сразу поразило немного необычное название – «Божьи твари». Автора, честно говоря, я вообще не знаю…


- … Мария Ладо. Тут я Вас перебью. Она сама киевлянка, но сейчас живёт и работает в Москве. Её пьеса, кстати, называется «Очень простая история». Когда я взяла этот материал, то я поняла, что ЭТО не может быть простой историей. Вот не укладывалась она в голове как простая история.

- Извините, я опять возвращаюсь к предыдущему. Там мы говорили о сексе на телевидении. И вот прихожу в театр и спектакль, собственно, начинается с того же самого. Просто шок! В сердце что-то ёкнуло. А потом постепенно, постепенно история «затянула». И начинаешь понимать, что это не просто «простая история», а очень грустный, очень философский спектакль. Мы сейчас вернёмся опять к спектаклю. Забегая вперёд, я хочу спросить Вас, а почему Вы в конце спектакля, выйдя из-за кулис, очень акцентировано отметили, что актёры только житомирские. Были ещё какие-то?...

- Почему я сказала, что наши (актёры – Р.М.)? Потому что уже не в первый раз ко мне за кулисы приходят люди и спрашивают: «Это приезжие??? Или это наши актёры?» И это с регулярностью повторяется. Так как к нам приезжают ещё другие коллективы, у наших людей происходит некая путаница. И вот подходят и спрашивают: «Это наши или не наши?», а у нас к тому же на некоторых спектаклях зрителями были ребята из Питера, так они тоже подошли: «А что, это действительно житомирские актёры?» И вот тут я уже понимаю, что просто необходимо выйти и сказать: «Да, это наши житомирские актёры!!! Те самые, которые были, и пять и десять лет назад!» Вы были на последнем спектакле и видели только один состав актёров. Так вот, я рекомендую Вам придти и посмотреть ещё другой. У нас два полноценных состава, и скажем, актёр, который играл роль соседа-алкоголика, он играет ещё и собаку. Совершенно необыкновенно! Ну, просто необыкновенно!!! А алкоголик у нас есть другой, удивительно обаятельный характерный актёр.

- Ну, если питерцы не могут поверить, что в Житомире могут играть так же хорошо, как в Питере, то это, наверное, большой комплимент для Вас. У меня ещё один вопрос: Вы рассчитываете ставить только драматические спектакли? Ведь театр когда-то давно назывался музыкально-драматическим.

- Он и сейчас так называется.

- Но уже лет пятнадцать ни одного музыкального спектакля я не помню…

- Нет. При Леониде Ивановиче Данчуке ставились музыкальные спектакли. А он ушёл не так давно, только четыре года назад. Поэтому были спектакли «Моя чарівна леді» и «Король вальса». При нас пока вышел только один музыкальный спектакль. Это украинский водевиль «Ковбаса, чарка и сварка». Его поставил народный артист Украины Григорий Артёменко. Вы, наверное, не были на наших концертных программах? Вы не смотрели «Бал в стилі ...»?

- Нет.

- Жаль! Очень жаль! Это концертная театрализованная программа и идёт в классическом опереточном стиле. Почему «концертная»? Потому что программа сделана в виде концерта, но по правилам драматургии и режиссуры. Она смотрится как единое целое. Это репертуарная программа и если у Вас будет желание, приходите. У нас очень хорошие отзывы о ней. Так что считайте, что это музыкальный спектакль. В нём заняты полностью и балетная группа, и оркестр. То есть вся труппа. И я хочу Вам сказать, что если говорить о репертуарной политике театра, то я завидую тем театрам, которые могут выбрать одну направленность. Перед нами же стоит задача гораздо шире, поскольку мы единственный театр в области, и мы должны учитывать вкусы разных зрителей. Кому-то нравится украинская классика, и мы должны учитывать вкусы этого зрителя. Кто-то любит салонные музыкальные постановки, и у нас в репертуаре должны быть такие спектакли. Кому-то интересна современная драматургия, и мы сегодня ставим «Забыть Герострата» и «Между небом и землёй». Мы пытаемся сделать многогранную репертуарную политику театра.

- Немножко об актёрском составе театра. Сколько сейчас человек состоит в труппе?

- Вместе с оркестром и балетной группой – это почти семьдесят человек.

- А без оркестра?

- Без оркестра - почти сорок. Точнее – тридцать восемь.

- Довольно большая труппа…

- Я хочу сказать, что театр – это вообще большой коллектив! У нас всего около ста семидесяти человек! Потому что театр – это большое производство. У нас есть свои цеха: костюмерный, бутафорский, реквизиторский, декорационно-художественный, столярный, пошивочный, цех по пошивке обуви. То есть это ОЧЕНЬ большое производство!

- Билеты на Ваши спектакли относительно недорогие. Они доступны даже пенсионерам. Вы получаете какую-то дотацию от областного бюджета?

- Конечно же, нас очень поддерживает областная государственная администрация. Зарплата коллективу идёт из областного бюджета. В условиях сегодняшнего кризиса нам очень тяжело. Ну, и, кроме того, я хочу сказать, что вообще театры никогда не были на самоокупаемости. Таких театров просто не существует в мире. Они живут только за счёт дотаций: либо за счёт поддержки государства, либо меценатов. Театр – очень дорогостоящий вид искусства, и поэтому без дополнительной финансовой поддержки очень
трудно выживать.

Оформление спектакля идёт за счёт нашего заработка: продажи билетов. И отсюда мы уже планируем смету для конкретного спектакля: световое, звуковое оформление спектакля, декорации. Скажем у нас ширина сцены одиннадцать метров и глубина двенадцать, плюс высота… Поэтому понимаете, что пошить только «одежду» для сцены безумно дорого. Если высчитать «себестоимость» одного билета в театр, то получится около семидесяти – восьмидесяти гривен. И всё же в новом сезоне билеты на наши спектакли будут продаваться по двадцать пять – тридцать гривен.

- А теперь, если можно, о возрасте актёрском… Средний возраст выше, скажем тридцати лет, ниже, или где-то там «под пятьдесят»?...

- ???…

- У Вас театр молодой или…

- Мне так трудно сказать. Знаете, по крайней мере, те, кто к нам приезжают, считают, что у нас молодой театр. По соотношению с другими труппами, у нас очень много молодёжи.

- Понятно, спасибо. А теперь хотелось бы узнать Ваше мнение о так называемых «элитных» спектаклях. В Киеве я не знаю, есть ли такие спектакли, но в Москве меня знакомили с таким видом искусства. Это когда в зале всего десять-пятнадцать стульев, билеты стоят несколько тысяч долларов и всё действие происходит вокруг этих десяти-пятнадцати человек. Как Вы относитесь к этому? Это какое-то элитное – суперэлитное творчество, которое недоступно пониманию среднему человеку?

- Знаете, у меня к этому двоякое отношение. Как у руководителя: чтобы поставить хороший спектакль, туда нужно вложить хорошие деньги. Да? Вот это позиция руководителя. Чисто по-человечески, это не всегда правильно. Во-первых, что же там должно происходить, чтобы спектакль был настолько суперэлитным. Второе, мы же прекрасно знаем, что не все те, кто имеет большие деньги, являются истинными ценителями искусства. И если тогда мы переводим это на язык денег, то мне кажется, теряется главное: теряется и душа, и сердце театра, и живая энергетика. Происходит просто купля-продажа.

Хотя как вариант заработка, я не исключаю этого. Вы знаете, нас так много ругали за выставки, которые проводились в театре. И это наша боль. Но когда мы понимали, что за аренду выставки у нас появлялась возможность приобрести что-то для театра или больше денег выделить для постановки спектакля, то, конечно же мы шли на это… Это когда у Вас есть семья, и Вам надо её кормить, а Вашего заработка для этого не хватает, и тут Вам предлагают дополнительную работу. А за заработанные деньги Ваш ребёнок назавтра пойдёт в школу в тёплых сапожках.

- В прессе было сообщение, что у вас в театре установлена новая система пожаротушения. Это было приобретено за спонсорские деньги или на это выделялись средства целенаправленно?

- Это частично выделенные деньги областной государственной администрации. У нас не только система пожаротушения новая. У нас и автобус новый. Свой.

- Ну, видно, что за зданием театра хорошо ухаживают. Возможно, только необходимо кое-где сделать маленький косметический ремонт. Деньги на это тоже выделяются? Или приходится надеяться на спонсоров?

- Спонсоры сейчас в театральное искусство не очень хотят вкладывать деньги. В основном это поддержка облгосадминистрации. «Маленький косметический ремонт» выплывает в очень солидные суммы. Зданию Житомирского областного музыкально-драматического театра уже сорок пять лет!  Требуется солидный капитальный ремонт. Нужен современный свет, современный звук.

- Возвращаемся немного назад. Относительно Вашего спектакля «Божьи твари». Это был Ваш порыв создать такой спектакль или это был какой-то общественный заказ? Ведь в фойе раздавались листовки против абортов.

- Когда я прочитала пьесу «Очень простая история», она мне понравилась, но я не могу сказать, что тут же родился замысел. Я его долго вынашивала, и естественно, это было моё желание, моя идея… Где-то тут просматривалось Шукшинское, что-то от Толстовского «Холстомера». Потом я услышала голос ребёнка, нерождённого, которого нет в пьесе. Мы сами писали монологи. В это время я очень много общалась с врачами-гинекологами. И, кстати, последний монолог, который произносит хозяин, держа ребёнка на руках, в пьесе отсутствует. Просто у меня был интересный разговор с врачом – гинекологом, который читает лекции по учебным заведениям. Так вот, она рассказала эту историю о себе. И когда она мне это рассказала, я поняла, что спектакль должен этими словами заканчиваться. А уже в процессе постановки спектакля, необычайно интересной, была этюдная работа: разыгрывались небольшие сценки. Что тут было сложно? В спектакле нет временной грани перехода от комедии к трагедии, и наоборот. Для меня это было хождением по лезвию. Я не знала, как поведёт себя зритель. Сможет ли он перестроиться. Вот только что в зале был смех, а следующая сцена вызывает ком в горле. Вот это всё уже называется «актёрское мастерство».

И если нашим зрителям нравится актёрская работа, то существует такое понятие, что «режиссер умер и растворился в актёрах». Этот спектакль необычен тем, что режиссер обычно требует «держать темп», а тут я просила «держать паузы». Как мы боялись этих пауз!!! Выдержит ли их зритель? Но потом мы ощутили «вкус» этих пауз, и когда мы видим, что зритель вместе с нами держит их… И процесс не останавливается, в эту паузу никто не разговаривает, все слушают эту паузу… Мне кажется, что это какая-то особая степень восприятия, и я очень благодарна за это актёрам. И ещё был такой интересный факт: первые спектакли актёры не могли работать, настолько они перевоплощались: рыдали, ком в горле, говорить не могли. Только актёрская техника помогала удержать спектакль.

- Спектакль действительно получился очень хороший, замечательный. Позвольте ещё один вопрос. Сразу после развала Советского Союза, разруха, театры закрывались, в залах никого не было. Сейчас же, на спектакле в зале не было свободных мест. Даже балкон был переполнен зрителями!!! Весь зал был заполнен! Вы как считаете, народ снова «потянулся» к искусству?

- Да! Я хочу сказать, что, слава Богу, спектакль идёт уже больше года и на каждый спектакль аншлаг. У нас профессия кассира снова стала актуальной. И люди покупают билеты не столько через распространителей, как это было раньше, а через кассу. Я не хочу говорить, что это только у нас такой феномен. Мне кажется, что началась «эпоха ренессанса» для театров. Ибо как бы нас не «забивало» телевидение, Интернет, кинотеатры, НИЧТО не заменит человеку живого общения. Это как Вы покупаете какие-то искусственные продукты и покупаете живое натуральное яблоко. Так и здесь, живую энергетику, живое общение, не за стеклом, не на экране, не заменит никто и ничто.

Ведь театр, всем известно, обладает определённой магией. И когда актёр может «взять» зрителя, тогда и происходит это чувство сопереживания… Это гораздо больше очищает человека. Почему театр – храм? Потому что вот здесь идёт откровение души, её очищение. Здесь ты не имеешь права жевать чипсы, пить воду и т.д., то, что ты можешь себе позволить в кинотеатре или сидя дома перед телевизором. Мне кажется, что люди поэтому и потянулись в театр, что начался процесс очищения.

- Вот Вы вспомнили про чипсы и воду. Говорят, что в американских театрах это принято. Европейские актёры в ужасе от того, что там зрители ходят по залу во время спектакля, и в принципе позволяют себе довольно много того, за что в наших театрах могут попросить из зала.

- Я думаю, что это не их культура, а просто их продажность. Они в угоду зрителю готовы на всё, лишь бы заплатили «баксы». Они пойдут на всё. Мы же сегодня стоим на другом. И это, рано или поздно, всё же даст свои плоды.

- Спасибо за интервью. В заключение, мне хотелось бы традиционно спросить: какие у Вас творческие планы? Даже не то, что Вы будете ставить, а то что бы Вам ХОТЕЛОСЬ поставить?

- Чтобы хотелось? Вы знаете, об этом долго говорить. Есть любимые спектакли, любимый материал, который ждёт своего часа по разным причинам. Есть спектакли, к которым нужно, чтобы подросли и созрели актёры. Должен появиться определённый типаж. Должны сложиться определённые обстоятельства. Ведь пьесу ты никогда не выбираешь. Вот ты захотел и взял. Тут должно быть довольно много совпадений. Эта пьеса должна лечь на конкретных актёров, на конкретную труппу. Роли должны подойти. Ведь как бы нам не хотелось сказать, что великий актёр сыграет всё, великий, гениальный Евгений Леонов оставался Леоновым, Смоктуновский оставался Смоктуновским. Поэтому пьеса всегда подбирается под конкретных людей. «Попадание» в актёра – это уже пятьдесят процентов успеха. Конечно, должны совпасть и определённые моменты, такие как технические возможности театра, актуальность и т.д.

Что касается самого театра, то заканчивается подготовка документов на присвоение театру звания Академического. Это конечно, большой шаг в жизни нашего театра.

- Спасибо за интервью. Творческих Вам успехов!

- Приходите к нам в театр на новые спектакли. В новом сезоне на малой сцене будет идти спектакль «Овца с волчьим взглядом» по пьесе одесского драматурга Александра Марданя «Кошки-мышки».

А сейчас готовится новый спектакль, над которым работает молодой режиссёр Пётр Авраменко по пьесе Мориса Метерлинка «Чудо Святого Антония». Зрителей ждёт много неожиданностей и режиссёрских находок. Из спектаклей, которые я могу Вам  порекомендовать посмотреть, это «Забыть Герострата» Григория Горина. А также спектакль «Тень» Евгения Шварца, который Вы могли увидеть в России. На украинской сцене спектакль идёт только в нашем театре. Для взрослых - эротическая комедия «Между небом и землёй».

Открытие нового 66-го театрального сезона состоится 9 октября 2009 года. Эта дата совпадает с двухсотлетием первого упоминания о театре в Волынской губернии в прессе, сообщает сайт

Мы ждём Вас в нашем театре!
Автор: Руслан Мороз
Руслан Мороз | 06 Сентября 2009 | Просмотров: 6510
Редакция "Журнала Житомира" может не разделять точку зрения автора статьи
и ответственности за содержание материала не несет.
Комментариев: 0

Обратите внимание:


Новости Житомира сегодня: