Дніпро М
Журнал Житомира
Новости сегодня: Пятница, 17.11.2017    19:47:01
Журнал Житомира » Статьи » Житомир, Пресс-релизы, Украина

Из Киева в Житомир на конном дилижансе

Из Киева в Житомир на конном дилижансе

Очередная реконструкция Почтовой площади в Киеве с новейшей транспортной развязкой разбудила воспоминания об этом историческом топониме, происходящем от почтовой станции, и о самом понятии «почтовая станция»

Большинство из них сохранились уже как памятники архитектуры. А киевская имеет еще и мемориальную ценность: сюда в мае 1861 года прибыл из Петербурга гроб с телом Тараса Шевченко — для последующего перезахоронения в Каневе. Итак, отправляемся на дилижансе из Киева в Житомир.

Автомагистраль международного класса Киев — Чоп, ведущая из Киева в Житомир и дальше — к государственной границе Украины, не всегда была такой прямой. Издавна путешествующие и торговые люди передвигались от села к селу, от местечка к местечку, от города к городу так, как было удобно ездить на лошадях или волах — то есть по суше и по воде, обходя кручи, выбирая мелкие броды. Старая дорога из княжеского Киева на Запад пролегала именно так: от современной Львовской площади — по одноименной улице (которая до сих пор имеет случайное название в честь большевика Артема) до нынешнего Лукьяновского базара (киевляне рынком называли только Бессарабский крытый, а остальные были базарами), где путники легко преодолевали небольшой брод через ручей Скоморох, а лошади могли попить чистой воды. Дальше шли по Старой Житомирской дороге (теперь — улица Дегтяревская), которая не спеша вела к прежнему городу Белгороду, а затем — селу Белогородке. Дальше, по ту сторону реки Ирпень, до конца ХVІІІ века люди не знали московской власти и языка. Все это пришло после разделения Польши во времена Екатерины ІІ. На российской карте Киевской губернии 1821 года показан главный, тогда уже так называемый почтовый путь, пролегавший к западу от Белогородки через городки и села Мотыжин, Рожев, Раковичи, Радомышль, Березину, Студенцы — в Житомир. Во всех этих пунктах на карте обозначены почтовые станции, где меняли (перепрягали) почтовых лошадей, а извозчики и путники отдыхали. Общая протяженность пути из Киева в Житомир составляла, по той карте, 155,5 верст или 166 км.

Еще в 1835 году на Подоле была основана «Контора начального заведения дилижансов и транспортов». Само слово «дилижанс» пришло к нам из Франции, а там его позаимствовали из мудрой латыни, где diligens — прыткий, резвый. Сегодня такое значение может восприниматься разве что по сравнению с пешей поступью. Первые киевские дилижансы курсировали в Москву и Петербург. Напомним: железных дорог еще не было, но дилижансы как общественный транспорт междугородного соединения и почтовых перевозов в глубинной России просуществовали вплоть до начала 30-х годов прошлого века.

По генеральному плану Киева, утвержденному в 1837 году, была распланирована и проложена, среди прочих, одна из главных градообразующих осевых магистралей, которая определила последующее развитие города в западном направлении. Начало ее находилось на встрече Крещатика и Большой Васильковской улицы — на Бессарабской площади. Оттуда к Галицкой площади (ныне — площадь Победы) пролег нынешний бульвар Тараса Шевченко. Дальше магистраль продолжалась новым Брест-Литовским шоссе (сейчас — проспект Победы) прямехонько к лесному массиву Святошин и дальше за речку Ирпень.

Во времена правления царя Николая І, когда все эти планы решительно претворялись в жизнь, Российская империя начала упорно размещаться на новоприобретенных землях украинского Правобережья — экономически и политически. Официально и откровенно, без каких-либо предостережений, это так и называлось: «внедрение русского элемента в Юго-западном крае» — согласно извечному московскому обычаю и по их глубокому убеждению, что «хорошо там, где нас нет». А ведь действительно! Имеем это и сегодня, когда независимость Украины воспринимается в Москве как временное недоразумение.

В 1827 году Россия организовала почтово-дилижансное сообщение по маршруту Киев — Житомир — Радзивилов, к границе с Австро-Венгрией. Вскоре, по сугубо имперским стратегическим соображениям, было начато сооружение мощных каменных крепостей от Балтийского моря (Кронштадт на острове Котлин) до Черного (Севастополь). В этой оборонной системе ответственное положение занимали крепости в Киеве и Брест-Литовске. В то же время началось строительство нового стратегического пути Киев — Житомир — Звягель (ныне — Новоград-Волынский) — Корец — Ровно — Луцк — Ковель: отсюда дорога разветвлялась на Люблин — Варшаву (там тоже была цитадель) и на Брест-Литовск, где, кроме известной крепости, расположился целый комплекс из почтово-казначейских сооружений. Прокладывали шоссе российские инженеры путей сообщения Сергей Бобрищев-Пушкин и Павел Четвериков.

По всей этой трассе, названной Киево-Брест-Литовским шоссе, в 40-е годы ХІХ ст. были построены новые, каменные почтовые станции, которые по большей части сохранились до сих пор. Расстояние между ними составляло, в среднем, 20—30 км с определенным учетом топографии и возможностей разового конного перехода. Название привязывалось к ближайшему населенному пункту. После прокладки выпрямленного пути, который существует и сегодня как магистраль под кодовым названием Е 40 (М-06), расстояние от Киева до Житомира сократилось на 35 км и составляет 131 км.
 

ДВИЖЕНИЕ ПОЧТЫ И ПАССАЖИРОВ ИЗ КИЕВА В ЖИТОМИР




Новый почтовый путь получил название тракт — от латинского tractus — волочение, протяженность. Но название это в Украине не прижилось, так же как и российский «трактир» (с латыни — tractо — угощаю).

Почтовые станции строились из кирпича по типичному проекту издания 1843 года и предназначались сначала для тракта Санкт-Петербург — Киев. Стилистически это было время распада русской классической архитектурной школы и обращение к историзму. Поэтому симметричные, на пять и семь осей, фасады почтовых станций были украшены в духе казенной неоготики, применяемой в николаевской России для крепостей (Киев, Брест-Литовск), а затем и для железнодорожных вокзалов (Киев) и частных домов.

Почтовые или конно-почтовые станции планировались одинаково по устоявшейся схеме: прямоугольный двор, по центру — фасадом к тракту — здание самой станции, справа от него — въездные ворота, слева — выездные. Каменное ограждение тоже было декорировано в духе неоготики. По периметру просторного двора располагались одноэтажные ямщицкая, каретная, конюшня, амбар, фуражная, гостиница, а посреди двора — колодец, оборудованный водопоем для лошадей. Станции разделялись на разряды. К первому принадлежали те, где содержались так называемые императорские апартаменты, как например в Звягеле или Брест-Литовске. Здесь могли отдохнуть и переночевать лица из царской семьи. Киев и без того имел Царский (Мариинский) дворец, поэтому здесь и в губернском Житомире почтовые станции принадлежали ко второму разряду. Руководил всем заведением станционный смотритель, который жил здесь же, на казенной квартире. На почтовой станции обязательно было все, что нужно именно для почтового дела: бумага, чернила, перья, марки, штемпели, почтовый ящик, освещение (свечи, потом — керосиновые лампы). Для путников всегда был готов самовар и все, что нужно для чаепития. Но не надо идеализировать прошлое — напомним, как Николай Гоголь в «Мертвых душах» описал тогдашний трактир, где героя поэмы угощали «слоеным пирожком, нарочно сберегаемым для проезжающих в течение нескольких неделей».

На Правобережье Украины Российская империя укоренялась со своими привычными обычаями, понятиями, пренебрежением, перекрученными названиями и русификацией украинских фамилий (Ковалев, Кравцов, Иваненков, Лавриненков, Сухомлинов и т.п.). Не все из тех новаций прижились и сохранились — особенно в той правобережной части Украины, которая находилась под властью и влиянием северных соседей относительно недолго — два столетия. Технический прогресс и общее продвижение человечества отбросили множество слов и определений, которые отжили свой век. Так, о ямщике теперь упоминается только в российских стихотворениях и романсах. Само слово «ям» (почтовая станция) заимствовано из татарского языка, как и вообще многие русские слова. А «ямщик» — это извозчик, кучер (с немецкого) на почтовых ямских лошадях.

С почтово-пассажирским дилижансом ехал почтальон в форменной одежде и с сигнальным латунным рожком. На каждой почтовой станции он сдавал взятую из пункта отправления и адресованную сюда корреспонденцию и забирал ту, которая должна была двигаться дальше по ходу дилижанса. Почта действовала безукоризненно. К сожалению, у нас теперь почему-то отменили штемпелевание полученной корреспонденции, поэтому узнать, как долго шло письмо после отправления, стало невозможно.

Раньше движение почты и пассажиров из Киева в Житомир начиналось с киевской почтовой станции, которая находилась на Подоле. От нее — первичное название площади и станции метрополитена. Расположение именно на Подоле предопределено опять-таки имперским представлением о Киеве, расположенном тогда только на правом берегу Днепра, куда прибывали путники и почта «из столиц» (Санкт-Петербург и Москва). Здание почтовой станции, построенное в стиле классицизма 1846 года, сохранилось, правда, старый фасад до неузнаваемости испорчен неудачной «реставрацией».

Напомним: все сохраненные ансамбли бывших почтовых станций занесены в государственный реестр памятников архитектуры национального значения.

 

КОННЫЕ ДИЛИЖАНСЫ «ФЕЛЬДЕНКРАЙЗЪ»
 

ДИЛІЖАНС ФЕЛЬДЕНКРАЙЗА
 

В начале ХХ ст. и вплоть до окончательного установления советской власти в Киеве, главным, как теперь говорят, пассажирским перевозчиком на тракте Киев — Житомир был предприниматель Перец-Хаим Фельденкрайз. Его контора конных дилижансов находилась в центре Житомира. Дилижанс с четкой надписью по борту «Фельденкрайзъ» представлял собой огромный двухосный экипаж на высоких колесах и состоял из нескольких частей. На высоком передке сидел кучер с длинным кнутом, которым он погонял две пары троек из одномастных лошадей, тянувших громоздкий экипаж. В нем, за передком, располагалась подрессоренная карета с застекленными дверцами с надписью: «І классъ», за которыми на кожных диванчиках сидели визави богатые пассажиры этого первого класса. Сзади было отдельное, тоже закрытое помещение с рядами вдоль бортов, с окошками по бокам и дверцами сзади и надписью: «ІІ классъ». Здесь путники сидели так же визави, как теперь в вагонах метро (только проход был узеньким). Пассажиры ІІІ класса сидели под открытым небом спереди и сзади на металлических креслах, как когда-то артиллерийская обслуга на тяжелых пушках. Ехать стоя не разрешалось. Багаж закреплялся на просторной крыше экипажа. О скорости передвижения речь не шла, хотя на ровном месте и на спусках дилижанс катился все же быстрее, чем крестьянская телега или чумацкая мажа, которую тянули «волы круторогие». Дилижансы Фельденкрайза, рассчитанные на двадцать человек (как нынешний всем известный «богдан»), считались достижением времени — по сравнению с предыдущими экипажами.

Весной 1907 года на трассу вышел конкурент: автомобиль-дилижанс. Иллюстрированное приложение к газете «Киевская мысль» поместило фото этой новинки: открытая кабина водителя, за ней — салон такой же, как во втором классе конного дилижанса. Но какая скорость: из Киева бензиновый экипаж отправлялся в рейс в 8 утра и через «каких-то» семь часов — в 15 — прибывал в губернский город Житомир, извещая о своем появлении громким клаксоном! Конечно, если не было поломок в дороге. А они таки случались, о чем злорадно писала всегда охотящаяся за неприятностями пресса — еще и едкие карикатуры печатали.

С Почтовой площади дилижансы курсировали и на равнинный Чернигов — по Набережному шоссе и через Цепной мост. А вот на Житомир путешествие начиналось по крутому Владимирскому спуску, дальше — по Крещатику, бульвару — в Святошино. Следующая станция была уже на 15 километре Брест-Литовского шоссе, на опушке леса. Название «Катериновка» — от села, которое теперь лежит в пределах Киева. Несмотря на все социальные и военные потрясения, здесь сохранился почти весь едва узнаваемый комплекс бывшей почтовой станции. При разумной инициативе из него можно было бы сделать замечательный музей почты и Брест-Литовского тракта как такового. Но где же взять денежных разумников, учитывая, что власть и интеллект — вещи несовместимые. Как объяснить им — заезжим, посторонним, по большей части выходцам из края, где нет исторического прошлого, этим новейшим властям предержащим, которые упорно не воспринимают Киев и киевлян, что даже факт переименования Брест-Литовского шоссе в проспект Победы обижает жителей столицы — носителей семейной исторической памяти о родном городе...

Промежуточными остановками от Киева до Житомира были села и городки, расположенные по обе стороны пути: Катериновка, Гуривщина, Фасовая, Ставище, Кочеров, Коростышев, Березина. Кроме Житомира, меньшие дилижансы курсировали из Киева до Макарова и Брусилова, расположенных ближе.

За время существования дилижансового соединения и тех же почтовых станций, которые ныне, повторим, являются памятниками архитектуры национального значения, по этому тракту проехало немало выдающихся исторических личностей. В 1846 году Тарас Шевченко ездил на Волынь по заданию археографической комиссии. В следующем году украинский писатель Пантелеймон Кулиш впервые ехал здесь в Западную Европу. Бывала на этих станциях проездом и его жена — украинская писательница Ганна Барвинок. В том же 1847 году на новых (как тогда) станциях останавливались венгерский композитор и пианист Ференц Лист и французский писатель Оноре де Бальзак. В начале сентября 1855 года ехали из Киева в Немиров будущая украинская писательница Марко Вовчок (Мария Вилинская) и ее муж, этнограф Афанасий Маркович. В 1867 году на этих же станциях останавливался и писал оттуда письма домой будущий украинский композитор Николай Лысенко, направляясь на обучение в Лейпцигскую консерваторию. Оттуда возвращался в Киев в 1869 году. Часто ездил по этому тракту украинский писатель Михаил Старицкий — впервые в 1868 году, с тех пор, как приобрел имение на Подолье. Путешествовал по этому тракту и украинский историк, писатель Николай Костомаров. А еще, с 1894 года и не раз — Леся Украинка с братом Михаилом и их мать, писательница Олена Пчилка.

При случае, если не очень спешите, остановитесь у такой станции, зайдите в комнаты, загляните во двор: образованному, начитанному человеку воображение подскажет, как чувствовали себя названные (и то только избирательно, далеко не все) личности в тех же объемах и пространстве — под тем же небом, на такой же травке, но во второй половине позапрошлого века... Им так же хотелось выпить воды из колодца или посетить дальний угол просторного двора.

С тех пор, как на тракте Киев — Житомир пошел первый автомобиль-дилижанс, автобусное соединение уверенно вытеснило конные дилижансы уже в двадцатые годы. Изменился и адрес станции отправления из Киева. Так, в 1937 году автобусная станция в столице находилась тоже на Подоле, но уже на улице Спасской, 12. Оттуда автобусы отправлялись в рейсы раз в день в Брусилов, Бышев и Радомышль, а дважды в день — в Житомир, Коростышев и Ставище.
 


Комфортабельный автобус ЗИС-16 разгонялся до немыслемых 65 км/ч (на спуске)
 

В довоенные годы на трассу вышли более комфортабельные автобусы марки ЗИС-16, рассчитанные на 27 пассажирских мест. Эта машина могла развивать максимальную скорость 65 км/ч, чего в действительности не бывало, ведь автобусам на шоссе разрешалось придерживаться скорости до 30 км/ч.

Миновав пригородные леса, трасса вырывается на открытое пространство перед мостом через реку Ирпень. Она издавна служила природной границей между полянскими и древлянскими племенами славян. Конечно, эта граница условна, поэтому и невидима.

На 32-ом километре автомагистрали Киев — Чоп сохранился другой ансамбль зданий бывшей почтовой станции, построенной в том же 1846 году под названием села — «Гуровщина».

Следующая почтовая станция — «Калиновка» — стоит на 53-ом километре трассы, после поворота на Макаров. Здание, хотя и типичное, но интересно тем, что над входом частично сохранилось витражное заполнение стрельчатой фрамуги. Оно выполнено в готическом стиле, с крестоцветом в кругу и парой трилистников под ним. Даже сохранилось тонко профилированное обрамление окон и дверей. На фасаде этой почтовой станции установлена мемориальная доска, напоминающая, что осенью 1943 года «в домах местных жителей села Калиновка находился 515-й медсанбат 127-й стрелковой дивизии». Тогда войска 1-го Украинского фронта вели жестокие бои за освобождение Житомира. И еще такая трогательная подробность: у дверей — современный действующий почтовый ящик для отправлений.

Дальше по трассе должна была бы быть еще одна станция, но, как говорится: «Ниц!»

Старинный Коростышев, районный центр Житомирской области, современная магистраль обходит, но в самом городе, через который раньше проходил почтовый тракт Киев — Брест-Литовск, сохранилось четвертое в нашем путешествии бывшее здание почтовой станции. Оно построено на 105-ом километре, но несколько позже и сооружалось дольше других — в 1848—1850 гг., сегодня едва ли не единственное традиционно является автостанцией междугородного соединения. Фасад памятника архитектуры обложен силикатным кирпичом.

Пятая станция сохранилась в селе Березине — на 121-ом километре от Киева. Здесь сохранились первобытные детали отделки крыльца: гранитная лестница, оригинальные узорчатые кронштейны навеса над дверьми. Интересный, разве что не очень популярный, но исторический факт: 10 июля 1941 года здесь разместился штаб немецкой армии, направлявшейся на Киев. На следующий день, преодолев 100 километров, ее передовые части уже были на левом берегу реки Ирпень — рубеже Киевского укрепленного района, в 20 км от Крещатика. Но попали они в центр столицы только через 70 дней — пока продолжалась героико-трагическая оборона Киева.
 

ИЗ КИЕВА В ЖИТОМИР НА ПЕРЕКЛАДНЫХ
 

Но вот и Житомир, где на 137-ом километре, на прежнем выезде в сторону Звягеля, на нынешней улице Победы (бывшая Большая Вильская), 72 хорошо сохранился комплекс зданий почтовой станции «Житомир».

Здесь мы остановим наш рассказ о почтовом тракте Киев — Брест-Литовск, но такие приметные старинные станционные домики можно видеть и дальше на тракте: на 170-ом километре — в селе Мартыновка (бывшая Рудня), где станция расположена едва ли не единственная налево от трассы; на 201--ом километре — в селе Броники, где станционный комплекс теперь занимает сельская школа; на 218-ом километре — в городе Новограде-Волынском; на 252-ом километре — в еще более древнем Корце; на 285-ом — в селе Гоща, на 305-ом — в Антополе; на 430-ом — в селе Копачивка. А затем уже на территории Республики Беларусь — еще десятки таких памятников имперского прошлого — вплоть до самого города-героя Бреста.

А перекладными назывались экипажи, которые двигались от станции к станции, где меняли лошадей.

На смену почтовым трактам пришла железная дорога: другие возможности, другие скорости. Но прямая трасса Киев — Житомир оказалась удобнее, да и автомобильный транспорт достиг таких комфорта и скоростей, которые уже приходится сдерживать и ограничивать, исходя из разумных соображений безопасности. Давайте помнить и не забывать мысленно здороваться со старинными каменными домиками вдоль дороги — они так много видели за свои почти 170 лет — семь поколений человеческой жизни.
 


Конно-почтовая станция в Житомире, куда прибывали дилижансы «Фельденкрайзъ»

Автор: Дмитро Малаков
Житомир | 19.09.2013
Обратите внимание:
Комментариев: 1
nik41
1 nikolay (nik41)   • 08:59:35, 21.09.2013
0

Спасибо!
Говорят что почта "на перекладных" доставлялась из Киева в Варшаву за три дня.
Сейчас-за неделю.

Новости сегодня:


Распродажи интернет-магазинов