ПриватБанк - Новости Житомира
Журнал Житомира
Новости сегодня: Пятница, 02.12.2016    21:56:18
Журнал Житомира » Статьи » Авторская колонка » Борис Дубман

История Житомира. Сокровища баронов Шодуаров

Автор Борис Дубман

Борис Дубман

все статьи автора

Имя барона Ивана Максимилиановича де Шодуара стало легендарным в Житомире. О нем пишут в газетах и на сайтах Интернета замечательные сочинения типа: «Сокровища барона Шодуара», «Золото барона Шодуара», «В житомирском парке ищут сокровища барона де Шодуара», «Чекисты Житомира прошляпили Диану», «В Житомирском парке до сих пор витает дух барона». А вот еще: «В парке Житомира, ищут сокровища барона де Шодуар? ... Продаю дом барона!». Из этих сочинений прилежный читатель получает возможность узнать, что барон якобы сбежал за границу, когда большевики национализировали его имущество и хотели с ним расправиться, но свое золото и бриллианты он успел надежно спрятать где-то на территории своей усадьбы. То ли в землю закопал, то ли в статую Дианы спрятал. В зависимости от фантазии авторов есть и другие варианты. И вот уже много лет кладоискатели ищут сокровища в имениях баронов Шодуаров в Житомире, в Ивнице, и даже в Бердичеве. Кто же эти загадочные бароны Шодуары? Чем они занимались, какие у них были сокровища, кому они были завещаны и где теперь находятся?

Исторические корни рода де Шодуаров (фр. de Chaudoir) происходят из Франции. Во Франции приставка «де» к фамилиям обозначает дворянское происхождение. В переводе на русский язык «de» означает «из»: де Шодуар - из Шодуаров. Открываю Энциклопедический Словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона: «Шодуар, баронский род — русский баронский род, ведущий начало от Иоанна-Иосифа Антоновича Ш., пожалованного в баронское достоинство баварским королем Максимилианом-Иосифом в 1814 г. и Высочайше утвержденного в этом звании в 1826 г. Сын его Станислав Иосифович Ш. — известный нумизмат (см. соотв. статью). Род Ш. записан в V часть родословной книги Волынской губернии». А в «Списке дворян Волынской губернии» 1906 года: «Бароны Шодуары: Иван-Iосифъ съ сыномъ Станиславомъ. Иванъ, сынъ Максимилiана, внукъ Станислава Иванова-Iосифова». Здесь тоже есть дата Высочайшего утверждения, но не 1826 год, как написано в Энциклопедическом словаре, а 7 сентября 1827 года. На странице 118 части I Гербовника дворянских родов Царства Польского есть и герб Шодуаров с таким описанием: «В щите немецкомъ, подъ баронскою короною, въ голубомъ поле, внизу два золотые пояса, изъ коихъ на верхнемъ вороной конь, скачущiй вправо. Надъ короною два шлема съ золотыми решетками, увенчанные золотыми дворянскими коронами; въ навершье перваго сирена, влево, съ обнаженным мечомъ вправо; въ вершье втораго, выходящiй вороной конь, вправо, между двухъ слоновыхъ золотыхъ хоботовъ. Наметъ голубой съ золотымъ подбоемъ. В опорах: на каменномъ кладе два лежащiе вороные коня, головами къ щиту оборотившiеся. Употребляютъ его: Шодуары, фамилiя переселившаяся въ Польшу изъ Королевства Баварского…».

Иоанн-Иосиф Антонович (Иван-Иосиф), а точнее – Ян Йозеф Шодуар был богатым купцом первой гильдии. Родился он в 1746 году. Известно, что была у него старшая сестра Мария-Екатерина 1740 года рождения и младший брат Антуан 1749 года рождения. В конце 70-х годов XVIII века Ян Йозеф переехал из Боварского королевства в Варшаву, где построил за свои средства каменный дом по проекту Симона Богумила Амадея Зуги – придворного архитектора короля Августа III. 26 января 1795 года принял российское подданство. В 1804 году вместе с семьей переехал на Волынь в город Бердичев, где продолжил заниматься торговлей. В 1814 году приобрел имение в местечке Ивница Житомирского уезда (ныне село Андрушевского района Житомирской области). В 1814 году Ян Йозеф и его сын Стах (Стаислав) получили баронский титул от короля Боварии Максимилиана-Иосифа. После смерти его брата Антуана в 1824 году – известного нидерландского теолога, Ян Йозеф получил по завещанию всю его собственность, что засвидетельствовано постановлением Земского суда Житомирского уезда Волынской губернии от 20 апреля 1824 года. Дата смерти Яна Йозефа неизвестна.

Барон Станислав де Шодуар - сын Яна Йозефа, известный археолог, историк, коллекционер-нумизмат и библиофил. Родился он в 1790 году, воспитывался в доме родителей. Женился в 1814 году на красавице Алоизе - дочери австрийских баронов Эржеле. В 1816 году у них родился сын, которого назвали Максимилианом (видимо в честь баварского короля Максимилиана-Иосифа, давшего Станиславу и его отцу баронский титул). Алоиза умерла совсем молодой в 1819 году. В качестве надгробья Станислав заказал в Риме у выдающегося скульптора Бертеля Торвальдсена мраморный барельеф с изображением Алоизы. Этот барельеф сейчас хранится в Житомирском краеведческом музее. В 1821 году Станислав женился на англичанке Лючии Крейтон. Не получив специального образования, Станислав де Шодуар внес значительный вклад в отечественную науку, в частности, в нумизматику, сфрагистику, эпиграфику. На службу поступил почетным смотрителем Киево-Подольского уездного училища (1834-1837). Был почетным смотрителем Киево-Печерского уездного дворянского и приходских училищ Киевского уезда (1838-1851), членом совета Киевского института благородных девиц (1838-1846) , первым помощником председателя Киевской временной комиссии для разбора древних актов (1843), членом императорского археологического общества. В 1836 году избран в члены-корреспонденты Императорской академии наук по разряду истории и древностей. Лауреат полной Демидовской премии (1838) за работу в области истории "Обозрение русских денег и иностранных монет, употреблявшихся в России с древних времен".

13 марта 1851 года уволен по прошению от службы с производством в коллежские советники. Кроме службы государственной, Станислав был в 1850-х годах избран дворянством Волынской губернии директором Киевской конторы государственного коммерческого банка.

Станислав в Ивнице в своем двухэтажном дворце создал музей. Его музей был одним из богатейших в Европе и заключал в себе огромную коллекцию монет, гравюр, первобытных русских древностей, греко-римских древностей (найденных на местах греческих поселений по берегам Черного моря), картинную и портретную галереи. Часть этой коллекции (боспорские и ольвийские нумизматические древности) еще при жизни Станислава приобрел петербургский Эрмитаж, а часть (ценнейшие нумизматические раритеты, среди которых и золотая монета князя Владимира) после смерти Станислава вывезла в Англию его вторая жена Лючия. В его огромной библиотеке (до 40 тысяч томов) хранились старинные рукописи и старопечатные книги, автографы польских королей. Каталог к ней был составлен самим Станиславом в 7 томах, и до сих пор остается в рукописи. Умер барон Станислав де Шодуар 20 августа 1858 года в своем имении в Ивнице, где был похоронен в семейном склепе.

Барон Максимилиан де Шодуар – известный энтомолог, сын Станислава де Шодуара. Родился Максимилиан 12 сентября 1816 года в местечке Ивница под Житомиром. Учился с 1834 года в университете города Дерпт (ныне Тарту – второй по величине город в Эстонии). Путешествовал по окончании университета в 1845 году на Кавказе, а в 1859-м по Франции и Англии. Жил в Житомире. Женился он на дворянке Елисавете Осиповне, урожденной Бокщаниной. В 1859 году у них родился сын. Назвали его Иваном в честь его прадеда. Свою жизнь Максимилиан посвятил энтомологии – разделу зоологии, изучающей насекомых. Максимилиан напечатал большое число преимущественно монографических трудов, изданных в России и во многих странах Европы. Почетный член Русского энтомологического общества в Санкт-Петербурге (1861-1881). Еще при жизни передал все свои энтомологические коллекции вместе со сборником книг по энтомологии Французской академии наук. Умер Станислава де Шодуар 6 мая 1881 года во Франции в своем имении в местечке Амели-ле-Бэн, расположенном в долине реки Тэк в 30 километрах от Средиземного моря, где он провел последние годы своей жизни.

Барон Иван де Шодуар - последний представитель рода баронов Шодуар, химик по специальности, коллекционер, библиофил и меценат, сын Максимилиана де Шодуара. Родился в 1859 году в местечке Ивница. Учился в Рижском политехническом училище. В Национальной библиотеке им. Вернадского в Киеве хранятся его конспекты лекций во время учебы по геометрии, тригонометрии, физике, зоологии, механики, политэкономии, анатомии. Рижское политехническое училище было создано в 1862 году по подобию высших учебных заведений Швейцарии и Германии и было первым многоотраслевым высшим техническим учебным заведением не только в Латвии, но в то время и в Российской империи. По предложению Волынского губернатора генерал-майора фон Вааль Карл-Конрад-Вильгельм Вильгельмовича 5 августа 1888 года Иван Максимилианович определен на службу в штат чиновников канцелярии губернатора по первому разряду канцелярских служителей, а 15 ноября того же года он уже старший сверхштатный чиновник особых поручений при Волынском губернаторе. Первую свою награду за отличную и усердную службу Иван Максимилианович получит из рук самого императора Александра III во время его пребывания на Волыне в 1890 году. Это золотая украшенная драгоценными камнями булавка с вензелем Его Величества. Потом за годы его службы его высочайше наградят орденом Святого Станислава 2-й степени, орденом Святой Анны 3-й степени, серебряной медалью для ношения на груди на ленте ордена Святого Александра Невского и орденом Святого Владимира 4-й степени. Начав свою карьеру на государственной службе без чина, дослужился Иван Максимилианович до чина коллежского советника. Приказами по ведомству министерства юстиции барон Иван де Шодуар в 1889, 1893, 1899 и 1902-м годах назначался почетным мировым судьей Житомирского округа. Срок полномочий мирового судьи был три года. С 26 мая 1893 года до 24 марта 1895 года барон Иван де Шодуар был Житомирским уездным предводителем дворянства.

Иван Максимилианович много сделал для развития города Житомира, для поддержания различных культурно-просветительских акций. За счет своих средств содержал ряд научных, просветительских, культурных, спортивных и религиозных учреждений и товариществ. Очень важной для становления музейного дела в Житомире была его поддержка музея Волынского епархиального древлехранилища и Товарищества исследователей Волыни. Был почетным попечителем Второй мужской гимназии, почетным членом Волынского губернского попечительства детских приютов и председатель Житомирского отдела Российского общества покровительства животным. Сохранилось в архиве удостоверение члена общества № 1 на 1901 год, выданное Иваном Максимилиановичем своей матери баронессе Елисавете Осиповне де Шодуар.

 


В Житомире Иван Максимилианович приобрел участок земли для своей усадьбы на высоком левом берегу реки Тетерев между Бульварной и Банной улицами с левой стороны Беккеровского переулка. Бульварная улица ныне - Старый бульвар и центральная аллея парка, Банная улица – Лермонтовская, а Беккеровский переулок – Шодуаровский. В верхней части усадьбы к февралю 1903 году уже заканчивалось строительство двух двухэтажных домов, одноэтажного домика для прислуги, конюшни и привратницкой при въезде в усадьбу со стороны Банной улицы. В нижней части усадьбы, отделенной подпорной стеной от верхней, заложил удивительной красоты дендрологический сад с экзотическими деревьями разных континентов и климатических зон, сохранив растущие тут трехсотлетние дубы. В специальной оранжерее росли теплолюбивые растения. Вдоль аллей, как в Петербургском Летнем саду, на гранитных пьедесталах установил мраморные и бронзовые античные скульптуры. В 1903 году Ивану Максимилиановичу исполняется 44 года. Он единственный наследник всего баронского рода Шодуаров, один из богатейших людей Волынской губернии. У него теперь усадьба в Житомире, где заканчивается строительство двух собственных домов, родовое имение в местечке Ивница в Житомирском уезде, деревня Рудня Льва в Овручском уезде, имение в местечке Амели-ле-Бэн во Франции. В Ивнице семейный музей Шодуаров с уникальными коллекциями, картинная галерея, гравюры, библиотека из более 40 тысяч книг, собранные им, его дедом и отцом. Мать недавно умерла, он холост, родственников у него нет, за исключением двух пожилых теток - родных сестер его матери. Перед ним, естественно, встал вопрос - кому это все достанется после его смерти?

 


11 февраля 1903 года Иван Максимилианович приглашает известного житомирского нотариуса Ивана Николаевича Филиппова (в его доме теперь Житомирский ЗАГС) и трех свидетелей в дом Старосветского на Бульварной улице (где он тогда жил) для составления духовного завещания. Самым ценным в своей коллекции произведений искусства Иван Максимилианович считал мраморный барельеф выдающегося скульптора Бертелья Торвальдсена с изображением его бабушки Алоизы, который он опасался оставить в семейном склепе. Первым пунктом завещания он на случай своей смерти дарит в собственность «покровительнице Россіскаго Общества покровительства животнымъ» императрице Марии Федоровне «самыя драгоценныя изъ имеющихся у меня вещей: жудожественный барельефъ работы Торвальдсена и жетонъ Общества покровительства животнымъ на сапфире». Все движимое имущество (мебель, картины, библиотеку, экипажи, лошадей и т.д.) и 250 тысяч рублей в придачу он завещает своей тете (родной сестре матери) Марие Осиповне Бокщаниной. 34 тысячи рублей – своим близким друзьям поименно. В отношении прислуги: «…всем же лицамъ, которыя окажутся въ день моей смерти на моей постоянной службе, прослуживъ у меня до того не менее двухъ летъ, каждому сумму, равную полугодовому окладу получаемого имъ содержанія, а прослужившим не менее десяти летъ, а равно темъ, которыя непосредственно ухаживали за мною во время моей предсмертной болезни, - каждому сумму, равное годовому окладу получаемаго имъ содержанія». Остальную сумму его капитала, за вычетом расходов на его погребение, «которое должно быть самое скромное», барон завещает разделить на три равные части. Первую часть он завещает второй сестре своей матери Анне Осиповне Кройтон (урожденной Бокщаниной) и всем членам ее семьи.

Вторая часть капитала по завещанию – это неприкосновенные фонды, проценты от которых поровну будут поступать следующим организациям:
 
  1. Российской императорской академии наук для того, чтобы выдавать «каждые три года преміи лицамъ, безъ различія вероисповеданія, національности и пола, за лучшій научный трудъ исключительно по чистой математике, астрономіи, геодезіи, или за лучшій трудъ по теоретической физике или теоретической химіи, способный придать этимъ последнимъ отраслямъ знанія характеръ точныхъ наукъ» (это видимо по примеру шведского химика Альфреда Нобеля, и были бы теперь не только Нобелевские, но и Шодуаровские премии – революция помешала);
  2. Житомирской лечебнице Красного Креста «на постепенное расширение этого полезнаго учрежденія и его благотворительной деятельности»;
  3. Житомирскому благотворительному обществу для открытия богоделен для престарелых;
  4. Житомирскому приюту на увеличение числа воспитанников и их ремесленно-техническое образование;
  5. Российскому обществу покровительства животным.
  6. Для увеличения размера неприкосновенных фондов он завещает продать свое имение во Франции в Амели-ле-Бэн и использовать доходы от принадлежащих ему других имений.

Третью часть капитала завещана Международному союзу борьбы против вивисекции и Международному союзу покровительства животным. А вот очень важный для житомирян пункт завещания, на который хочу обратить особое внимание: «Усадьбу свою, состоящую въ г. Житоміре, по Бульварной и Банной улицамъ и двумя домами со всемъ ея составомъ завещаю въ собственность Житомирскому Городскому Обществу для устройства в верхней (до стены) части ея женскаго учебнаго заведенія ремесленнаго типа, или школы домоводства, а въ нижней части дневныхъ игръ и гуляний для детей». Это единственный пункт завещания, который по счастливой случайности хоть частично выполнен. Вся нижняя и часть верхней усадьбы стала городским парком для гуляний с детскими аттракционами. Была попытка администрации парка в 1980-х годах присоединить к парку для игр и Шодуаровские дома - не получилось.

После окончания строительства своих домов в 1903 году Иван Максимилианович перевозит в них свое имущество из Ивницы, за исключением семейного музея и библиотеки. Кстати, о библиотеке есть такой пункт в завещании: «Завещавъ тетке моей Марiе Осиповне Бокщаниной…библiотеку, созданную трудами деда моего Барона Стаха Ивановича Де-Шодуара, прошу ее, однако, таковую библiотеку въ теченiе возможно непродолжительнаго времени передать въ собственность Кiевскаго Общества древностей и искусствъ для помещенiя таковой въ музей по Александровской улице». Вроде бы все ясно, но 25 (12) сентября 1904 года московская газета "Русскій листокъ" публикует интригующую заметку с названием «Крупный дар» следующего содержания: «Проживающий в г. Житомире известный собиратель древностей и книг барон Шодуар принес в дар московскому Историческому музею ценное собрание книг в количестве до 40 000 томов, собрание гравюр и многочисленные исторические коллекции». Конечно, это был хитрый вымысел, но уж очень хотелось Историческому музею получить в виде подарка всю Шодуаровскую уникальную библиотеку, да еще и самую значительную в Европе коллекцию древностей в придачу. Но у Ивана Максимилиановича были совсем другие планы. Понимая большое историко-культурное значение фамильной коллекции, он пытался сделать ее доступной для общественности и научных исследований. Для этого он строит на своей усадьбе (на углу Банной улицы и Беккеровского переулка) третий дом – четырехэтажный дворец для семейного музея, куда в январе 1908 года в два этапа перевезет из Ивницкого имения библиотеку, картинную галерею, портретную галерею, гравюры и коллекции древностей. А Историческому музею в Москве в августе 1908 года он подарит 92 ценные старопечатные книги.

Построив в 1906 году на Лютеранском кладбище в Житомире по проекту известного петербургского архитектора Л. Л. Петерсена новый семейный склеп с немецкими витражами XVI – XVII веков и мраморными надгробьями и перезахоронив в нем прах своих предков, Иван Максимилианович выставляет свое Ивницкое имение на продажу. Открываю Волынский народный календарь на 1907 год на странице 59: «Как намъ передавали, то первый господинъ баронъ Де-Шодуаръ, свое Ивницкое именiе съ лесами и ценными постройками – богатое именiе, т.е. более 5,000 дес. хорошей земли съ садами и паркомъ соглашается крестьянамъ продать. Не смотря на то, что лесопромышленники барону предлагаютъ за самый выборочный лесъ 700 тысяч рублей, или лучше сказать за каждую дес. лесу, по 1,300 и 1,400 рублей; баронъ желает за все именiе отъ крестьянъ одинъ миллiонъ сто пятьдесятъ тысячъ, лишь бы вместо процентных бумагъ крестьянскiй банкъ барону наличными деньгами за именiе уплатилъ». Крестьяне села Ивницы в 1906 году обратились в Житомирский крестьянский банк с просьбой выдать им ссуду, но банк их просьбу не удовлетворил. Имение купил сахарозаводчик и землевладелец Михаил Иванович Терещенко.

Закончив строительство усадьбы, Иван Максимилианович приступил к строительству доходных домов. По данным житомирского краеведа Георгия Мокрицкого он успел построить в Житомире 16 домов, и каждый из них – памятник архитектуры. В 1912 году в одном из них на Большой Бердичевской улице открылось Землемерное училище. Дом был поврежден при освобождении Житомира в 1943 году, а затем снесен. Принял участие Иван Максимилианович и в благоустройстве Бульварной улицы (ныне Старый бульвар), выделив щедрое пожертвование на устройство металлической ограды по всей длине бульвара. Эту ограду можно увидеть на старых фотографиях. Еще он успел построить в дар городу уникальную лестницу для спуска с Четвертого бульвара (ныне центральная аллея парка) к набережной реки Тетерев, все 182 ступени которой изготовил и смонтировал знаменитый житомирский каменотес Вацлав Длоуги.

 


В последние годы жизни у Ивана Максимилиановича были парализованы ноги, и передвигаться он мог только на специальном кресле-коляске. Сохранились воспоминания крестницы барона Ирины Савчено о посещении больного барона в 1916 году с описанием его дендрологического сада (парка) и дворца-музея: «Величезний, прегарній, задумливій парк. А в ньому океан квітів, зелені, фруктів. Якось ідемо з мамою по одній з віддаленних алей парку, і я бачу: на деревах жовтіють стиглі лимони. Здивована, у мамі: "Хіба ж можуть у нашому кліматі достигати лимони? ". А вона усміхаеться: "Глянь-но під ноги! ". А там закопані в землю діжки. Їх разом з деревами лимонів заривають на літо в землю парку, а в холодний час переносять до оранжереі. Дивовище! Справді, чарівне царство! Але найбільша принада не в лімонах. Головне – статуі. То тут, то-там визирають з-за дерев, а то і просто на відкритому майданчику і чи де-небудь на пагорбку стоять прекрасні, небаченої краси скульптури. Усі, як я дізналась від мами, привезено з Італії, всі створені талановитими митцями. Ось там, біля входу до великого будинку – Діана, мисливиця з луком і стрілами. А тут, нижче, в затишку – Аполлон Бельведерский дивовижної краси. Ці дві статуі добре запам’ятала, хоч і минуло з того часу вісімдесят років, а інші призабулися. Розташувалися ми в цьому чарівному обійсті якось дивно: мама – в одному будинку, ми з братом та сестрами – в другому, барон – в третьому, білосніжному, напевне мармуровому... Ми піднімалися сходами гарного будинку, і я зачудовано дивилася на картини в золотих рамцях, розвішені по стінах. Через багато років довідалася, що барон де Шодуар, крім відомого нам богатства – парку, будинків, статуй, володів великою колекцією живопису, частину якої і довелося мені побачити того дня. Коли ми з мамою увійшли до притемкуватої кімнати хрещеного, він лежав на ліжку в чомусь темному і зовсшм не ворушився... Хотілося сказати щось дуже добре, погладити його хворі, нерухомі ноги, але я, звичайно, не наважилася – мені ж виповнилося лише сім років... А він щось говорив мені тихо і дуже лагідно. Запом’яталося лише одно слово – донечка, він говорив його кілька разів. А потім мама сказала: "Аякже, звичайно, донечка! Адже він твій хрещений батько! "... Більше я його ніколи не бачила, але добре, бліде, сумне обличчя, напівзаплющені очі, що так ласкаво позирали на мене, руки, які гладили мою голову, тихий зворушливий голос, пригадуються і зараз... Іоанн-Максимиліан де Шодуар, безперечно, любив життя і боровся зі своєю хворобою, та, на жаль, побороти її не вдалося...».

Умер барон Иван Максимилианович де Шодуар в больнице Красного Креста 5 мая 1919 года. Похоронили его в семейном склепе на Лютеранском кладбище. А вот как поступили большевики с уже покойным бароном, читаем у краеведа Георгия Мокрицкого: «19 августа 1919 года покойного большевистского военачальника Василия Боженко в соответствии с его предсмертным желанием решили похоронить рядом с памятником Пушкину. Чтобы обеспечить торжественность траурной процессии и похорон, соратники комбрига взломали на Лютеранском кладбище семейный склеп барона де-Шодуара, который был тут недавно похоронен. Выкинули останки ненавистного классового врага, и положили в гроб тело Боженко. В этом гробу его и похоронили. А на следующий день город заняли Сечевые стрельцы, выбившие большевиков, а заодно и вернувшие гроб на место…».

 


После смерти барона началось разграбление его усадьбы. Большая заслуга в спасении Шодуаровского музея принадлежит группе энтузиастов Волынского губернского комитета охраны памятников искусства и древностей во главе с художником и искусствоведом Д.Е. Антоновым. В его группе были художник А.Г. Концеров, отставной офицер И.С. Раузе, орнитолог В.И. Бруховский, геолог С.В. Бельский, этнограф В.Г. Кравченко. Эта группа спасла также коллекции мирового искусства из дворцов волинских магнатов Терещенко, Ильинских и Сангушко. Все эти коллекции временно поместили в помещения Житомирского Семинарийского костела. Во время ознакомления в июне 1921 года В.Ф. Каминского, члена Винницкого филиала Всенародной библиотеки Украины, с Шодуаровской библиотекой даже встал вопрос о создании филиала библиотеки в усадьбе Барона Ивана де Шодуара, но это не произошло. Часть библиотеки и рукописей была передана а в Винницкий филиал Всенародной библиотеки Украины, часть, включая рукописи и автографы исторических деятелей, в центральную научную библиотеку АН УССР, часть в Институт польской пролетарской культуры. Рукописи и архив из собрания Шодуара поступили в Национальную библиотеку им. Вернадского в Киеве, в краеведческий музей в Житомире и в Государственный архив Житомирской области. Возможно, они есть и в других местах. Общий учет всего наследия Шодуаров еще не составлен. В 1922 году Антонов станет руководителем созданного художественного отдела Житомирского музея, основу которого стала коллекция Шодуаров. Открытие художественного отдела состоялось 3 октября 1925 года. В усадьбе барона Ивана де Шодуара в его дворце откроют главный корпус музея с геологическим, зоологическим и ботаническим отделами и собственным ботаническим садом и оранжереей в нижней части усадьбы. Этнографический и исторический отделы разместят в доме № 10 на улице Карла Либкнехта (теперь Победы). Остальные отделы музея останутся в бывшем Доме трудолюбия на углу улиц Гоголевской и Хлебной, где музей был открыт еще в 1911 году.

В коллекции документов Оперативного штаба рехсляйтера Розенберга под шифром ф. 3676 оп. 1 д. 49 л. 73-74 есть выдержка из донесения в штаб рейхсмаршала Великонемецкого рейха за июль 1942 года об учете культурных ценностей Волынского центрального музея в Житомире, в том числе собрания Шодуаров для вывоза в Берлин. Спас эту, одну из самых замечательных на Украине, коллекцию (уже во второй раз) заведующий зоологическим отделом Житомирского музея Всеволод Ильич Бруховский. Во время фашистской оккупации в ноябре 1943 года он забил гвоздями двери в комнаты, где коллекция находилась перед вывозом в Германию, а самые ценные экспонаты (в том числе и барельеф скульптора Торвальдсена), рискуя жизнью, спрятал в подвале Преображенского кафедрального собора. Следует отметить, что Всеволод Ильич в 1937 году по ложному доносу был арестован НКВД и до 1940 года находился в лагерях. После войны Бруховский вновь заведовал зоологическим отделом музея. В 1967 году 77-летнего Всеволода Бруховского, проработавшего тогда в Житомирском музее 57 лет своей жизни, наградили орденом Трудового Красного Знамени - случай для музейных работников уникальный. Умер он 1969 году, похоронен на Смолянском кладбище в Житомире. Перед смертью Всеволод Ильич рассказал житомирскому краеведу Виктору Липинскому про печальную судьбу главного корпуса музея – бывшего дворца Ивана де Шодуара: «На початку окупації тут надумав оселитися гебітскомісар Клемм. Художні цінності він дбайливо перевіз до приміщення тодішнього сільгоспінституту, а природничі експонати наказав викинути просто неба, що виявилося фатальною помилкою. У гітлерівській Німеччині існувало спеціальне відомство по господарському засвоєнню загарбаних територій. Прибувши до Житомира, представники цього відомства сподівалися визначити в музеї все, що терміново можно використати з місцевих корисних ккопалин та іншого. Свавільність Клемма позбавила їх цієї можливості, а самого його запроторили на фронт. Деякий час будинок пустував, а в 1943 році німці завезли і склали у погребах бочкоподібні металеві емкості невідомо з чим. Спішно залишивши Житомир у листопаді 1943 року, вони не забули про будинок. Поставили біля Зарічанського кладовища батарею гармат і прицільно розсріляли його, поки він не загорився... Стіни будинку були дуже міцні, але відновлювати будинок чомусь не стали. Ламати стіни довелось тракторами у 1951 році. Подейкували, що автором цієї акції був тодішний голова міськвиконкому...».

Фотография внешнего вида дворца, уцелевший кусочек первого этажа, где поселилась контора парка, и большой подвал цворца – это все, что осталось от него на сегодняшний день. Сохранилась подпорная стенка между верхней и нижней частями усадьбы с лестницей работы каменотеса Вацлава Длоуги и привратницкая при въезде в усадьбу со стороны банной улицы (ныне Лермонтовская). Сохранились и два дома в бывшей усадьбе Шодуара, построенные им в 1903 году и недавно обезображенные их новыми хозяевами по своему вкусу всякими надстройками и пристройками. Из всех скульптур после войны уцелела только одна - бронзовая Диана-охотница (греки звали ее Артемидой) с оторванной при артобстреле рукой. От остальных фигур остались только гранитные пьедесталы. В 50-х годах на некоторые пьедесталы установили новые бюсты коммунистических вождей и уродливые скульптуры рабочих и колхозников. Шодуаровский сад и место, где был его дворец, после войны стали главным городским парком культуры и отдыха. С 1950-го по 1953 год в дендрологическом саду парка ежегодно каждую осень стали проводить Областные выставки достижений народного хозяйства. Если некоторые уникальные деревья, посаженные еще Шодуаром, мешали строительству временных деревянных павильонов выставки, их просто вырубали. В 1953 году парк расширили по проекту бывшего тогда главного архитектора города Житомира Семена Моисеевича Энгельмана, влючив в него бывший Четвертый бульвар, который стал главной аллеей парка, и примыкающий слева сад А.Я. Хорошанского с летним Зеленым театром. Этот театр был построен Хорошанским в 1912 году и действовал до конца 1970-х годов. Энгельману тогда удалось сохранить планировку и декоративно-художественное оформление Шодуроаской части парка. При коренной реконструкции парка в 1980-х годах вырубили значительную часть Шодуаровского дендрологического сада с вековыми дубами, перенесли на новое место статую Дианы, приделав ей оторванную руку, а на их месте построили комплекс Зеленого театра (Ракушка). Шодуаровскую лестницу на спуске к набережной Тетерева, прозванную почему-то Графской, одели в сплошной гранитный панцирь. За внешней парадностью парк тогда утратил свой бывший уют и колорит.

Имена баронов Шодуар, занимавших видное место в культурной и экономической жизни дореволюционного Житомира, было в советское время незаслуженно забыто. Власти, исходя из идеологических соображений, пытались вытравить из памяти житомирян даже упоминание о наших замечательных земляках. Первым, хоть и запоздалым, достойным актом почтения барона Ивана де Шодуара было переименование в 1993 году переулка имени Третьего Интернационала (бывший Беккеровский), в котором он жил, на Шодуаровский переулок. До 1994 года портретная галерея баронов Шодуар, архивные документы и личные их вещи находились в Житомирском музее преимущественно в запасниках. А за все попытки вспоминать «про чуждого нам элемента», заведующая художественным отделом Житомирского краеведческого музея Лидия Дахненко получила не одно предупреждение. И лишь 18 мая 1994 года она все же осуществила свою давнюю мечту – посвятила Шодуарам отдельную большую выставку. Экспонаты выставки расположили в трех залах музея. В одном их них – галерея портретов семейства Шодуаров работы известного австрийского живописца, мастера парадного портрета Иоганна Баптиста Лампи Младшего: Яна Йозефа и его старшей сестры Марии-Екатерины, Станислава и его первой жены Алоизы, родителей Алоизы баронов Эржеле, второй жены Станислава Лючии Крейтон. Здесь же надгробная стела-барельеф Алоизы скульптора Торвальдсена. Не было только портретов Ивана де Шодуара и его родителей. Жаль, что они до сих пор не найдены. Во втором зале – работы западноевропейских мастеров XVI - XVII веков из коллекции баронов Шодуар, которая, к счастью, почти полностью сохранилась. А в третьем зале – документы и уцелевшие личные вещи Шодуаров. К сведению искателей сокровищ Шодуаров – вот где были спрятаны настоящие сокровища баронов! Выставка работала несколько месяцев. В том же году в Житомире провели Всеукраинскую конференцию «Из истории коллекционирования на Украине», посвященную открытию этой выставки, на которой впервые за 75 лет шла речь о баронах де Шодуар без «белых пятен».

Семейный склеп - усыпальница всех четырех поколений баронского рода Шодуаров на Лютеранском кладбище в советское время был взломан, разграблен и осквернен. В таком же виде он находится и сегодня. От Ивницкого имения Шодуаров толком ничего не осталось - парадные въездные ворота в стиле барокко, три башни ограды, хозяйственное здание и парк, довольно запущенный. К сожалению, великолепный некогда двухэтажный дворец разобран. А Житомирский парк культуры и отдыха, подаренный городу в своем завещании бароном Иваном де Шодуаром, – украшение города. И в настоящее время здесь растут экзотические деревья, привезенные им из Индии, Западной Европы, Северной Америки, Китая, Японии, Средней Азии, Сибири: красный бундук, горный дуб, краснолистный бук, необычное дерево Гинго и многие другие. Вот только называется теперь Шодуаровский парк не именем его основателя, а именем Юрия Гагарина. Почетный президент научно-краеведческого общества исследователей Волыни, доктор географических наук, краевед, профессор Николай Ефимович Кострица в одном из своих интервью высказал такую мысль: «Я маю революційні погляди стосовно парку. Я би прибрав би із нього увесь граніт і повернув би доріжки, що були за часів Шодуара. До речі, і сам парк має називатися його ім’ям, а не Юрія Гагаріна. Також треба прибрати усі «півнушки» і так звані «малі архітектурні форми», привести в порядок береги Тетерева… Тобто повернути парку колишнє обличчя». Я бы еще добавил – установить мемориальную доску барону Ивану де Шодуару в парке, отреставрировать склеп баронов Шодуаров на Лютеранском кладбище (как памятник истории и архитектуры) и сделать доступным для туристов и посетителей парка вход в подвал Шодуаровского дворца.

 



Иллюстрации верхнего ряда:
Первая слева – Герб баронского рода Шодуар.
Вторая – Портрет Яна Йозефа Шодуара. Художник Иоганн Баптист Лампи Младший. 1814 год.
Третья – Портрет Станислава де Шодуара. Середина XIX века. Источник - http://www.ipme.nw.ru/mirrors/PRAN/www/info/48/4851.htm .
Четвертая – Удостоверение № 1 на 1901 год действительного члена Российского общества покровительства животным, выданное председателем Житомирского отдела Иваном Максимилиановичем де Шодуаром своей матери баронессе Елисавете Осиповне де Шодуар. На удостоверении собственноручная подпись барона.
Пятая – Титульный лист завещания барона Ивана Максимилиановича де Шодуара.

Иллюстрации среднего ряда:
Первая слева – Фрагмент фасада дворца Ивана де Шодуара в Житомире. Фото 1930-х годов, автор неизвестен.
Вторая – Шодуаровская лестница к набережной реки Тетерев, прозванная Графской. Фото 1952 года, автор – Борис Дубман.
Третья – Один из пьедесталов под скульптуру в Шодуаровском саду со следами осколков от артобстрела. Фото 1958 года, автор – Борис Дубман.
Четвертая – Уголок Шодуаровского дендрологического сада с вековыми дубами. Фото 1962 года, автор – Борис Дубман.
Пятая – Единственная уцелевшая статуя Дианы-охотницы (у греков – Артемида) в Шодуаровском саду с оторванной при артобстреле рукой. Фото 1965 года, автор – Борис Дубман.
Шестая - Уцелевший фрагмент первого этажа дворца барона Ивана де Шодуара (ныне – контора парка). Фото 2012 года, автор - Игорь Толстой.

Иллюстрации нижнего ряда:
Первая слева – Подвал дворца барона де Шодуара в Житомире. Фото 2008 года, автор – Анна Голтвянская.
Вторая - Привратницкая усадьбы барона Шодуара. Фото 2008 года, автор – Анна Голтвянская.
Третья - Подпорная стенка с лестницей между верхней и нижней частями усадьбы барона Ивана де Шодуара. Фото 2012 года, автор – Анатолий Магаз.
Четвертая - Взломанный, разграбленный и оскверненный семейный склеп баронов Шодуар на Лютеранском кладбище в Житомире. Фото 2011 года, автор Анатолий Магаз.
Пятая - Шодуаровский переулок (бывший Беккеровский). Фото 2010 года, автор Игорь Толстой.

Выражаю признательность моим друзьям Анне Голтвянской, Анатолию Магазу и Игорю Толстому за предоставленные фотографии, а Анатолию Магазу также и за помощь в поиске архивных материалов.
Автор: Борис Дубман
Борис Дубман | 12.07.2012
Редакция "Журнала Житомира" может не разделять точку зрения автора статьи
и ответственности за содержание материала не несет.
Комментариев: 9
Erik
1 Костянтин (Erik)   • 18:46:46, 12.07.2012
+6

Стаття бомба! дуже цікаво, раджу усім
willoy
2 Александра (willoy)   • 18:54:12, 12.07.2012
+5

Очень интересно и познавательно. Борису Дубману отдельное спасибо за все его труды. И я согласна с тем, что парк нужно назвать в честь его основателя. Ведь мало кто знает историю его создания. Если бы его реконструировали.. А сейчас даже противно туда ходить, так его загадили. Жаль..
Cobalt
3 Cobalt (Cobalt)   • 19:56:28, 14.07.2012
+2

То была эпоха культуры и созидания. А теперь - эра варваров...
Ukka
4 Наталья (Ukka)   • 11:21:38, 16.07.2012
+3

чудесная статья, очень интересно!
Согласна с автором - нужна и мемориальная доска, и переименование парка. Вот бы восстановить там оранжерею и дендропарк!
magazai
5 may (magazai)   • 10:53:26, 20.07.2012
+3

Уважаемые житомиряне! Вы уже обратили внимание-отсутствует фото или портрет И.М. де Шодуара. Человек так много сделавший для Житомира, живший в 20 веке-должен был оставить о себе память.Может кто-то знает как разрешить эту проблему.Мы все будем очень благодарны.
ВиК
6 Viktor (ВиК)   • 16:38:14, 22.12.2012
+3

Замечательная статья Бориса Дубмана и замечательные его единомышленники воссоздающие историю города.
dubman
7 Boris (dubman)   • 20:54:02, 11.04.2013
+3

В мою статью "Сокровища баронов Шодуаров" добавил две фотографии (барона Ивана де Шодуара с его домоуправительницей Анной Ивановной Вальд и барельеф надгробья с изображением Алоизы де Шодуар), а в текст новый абзац:
"В Житомирском областном краеведческом музее сохранилась фотография 1914 года барона Ивана Максимилиановича де Шодуара со своей домоуправительницей и экономкой Анной Ивановной Вальд. Вот что о ней написала в своих воспоминаниях крестница барона Ирина Савченко: «Мій хрещений батько – Іоанн Максимиліан – останній в їхньому роду. Дітей у нього не було, але була дуже красива дружина – Анна Іванівна, власне, навіть і не дружина, а економка, хозяйка, але нашій сім’ї вона твердо вважалася дружиною. Іноді з’являлася у нас в Києві. Була вона набагато молодша барона»".
amazon
8 Ирина (amazon)   • 13:47:41, 29.11.2014
0

Это уже другая статуя Дианы.
dubman
9 Boris (dubman)   • 23:14:30, 16.09.2016
0

В третьем снизу абзаце я ошибочно написал, что статуя Даны-охотницы бронзовая. Фактически она из специального для статуй высокопрочного чугуна. В этом же абзаце написал, что руку ей оторвало при артобстреле. Как теперь известно, покалечили скульптуру еще во времена Гражданской войны.
avatar

Новости сегодня:



Новинки сегодня: