Живой Журнал

Живой Журнал - обзор блогосферы и соцсетей.
Сегодня: Воскресенье, 22 Мая 2022    01:30:08
Живой Журнал » Статьи » Пресс-релизы » Леонид Федорчук

Полное собрание сочинений Владимира Высоцкого - 1

Это мой новогодний подарок всем форумчанам, которые искренне любят творчество Владимира Высоцкого – полное собрание его сочинений (706 стихотворений), написанных и исполненных автором с 1959 по 1980 год.

Начальный (или как его иногда называют, «дворовой» период) характеризуется «блатной романтикой», которую он исполнял в сопровождении гитары для своих близких друзей-одногодков. К счастью, это был довольно короткий период. Напомню, что, не смотря на тематику, сам Владимир не сидел в тюрьмах, не воровал, не воевал, а всегда был поэтом и актёром.

Вы знаете, наверное, что его до самой смерти 25 июля 1980 года не издавали. Зато он звучал в каждом доме, где были магнитофоны - на магнитных лентах он был известен каждому. Я очень верно оценил его стихи и песни, как необычайно талантливые, а голос его был поистине неповторим. И вот в 1973 году я решил издать его самиздатом: у нас на заводе были такие возможности. Но это было в известной мере опасно, потому что был запрет на его издания, и КГБ за этим хорошо следило.

Работа была большая: мне пришлось многое вручную переписать с его магнитофонных лент, моя машинистка Жанна Аксельрод напечатала все мои записи. У Эдика Кулаженко родственница работала начальником Участка сопроводительной документации (Валетина Кравченко), и мы рискнули. Всего было отпечатано 3 переплетённых книги: больше мы не решились сделать. Они достались Эдику и Валентине, а один экземпляр я решил подарить Высоцкому, для чего ко дню его рождения (25 января 1974 года) я выехал в Москву, и, конечно, искал его в театре на Таганке. Но мне не повезло: его в это время не было в Москве, скорее всего, он был в Париже у Марины Влади. Я ожидал его больше недели, но так и не удалось встретиться. Передать книгу ему через кого-то из актёров Таганки - я представлял, что бы значил для него такой подарок - я не решился, потому что, если бы эта книга попала в руки КГБ, то нам бы всем - и мне, и Эдику, и Вале Кравченко, и даже Жанне Аксельрод грозило бы самое серьёзное преследование. Потому я уехал из Москвы с этой книгой, отложив мероприятие на лето 1974 года. Однако, жизнь отменила все эти решения: один из наших бывших, Славик Вихарев служил в Житомирском КГБ, и предупредил меня, что до КГБ дошли слухи о каком-то подпольном издании Высоцкого. Мы вынуждены были хорошо запрятать эти три экземпляра книг и на время позабыть о передаче книги Высоцкому. Прошло довольно много времени, когда мы не рисковали, но вдруг в 1980 году Высоцкий умер.
Так он не увидел ни изданное нами, ни изданное позже другими...

Недавно, в связи с выходом фильма "Спасибо, что живой" я раскопал свой архив - толстенную папку с напечатанными стихами Владимира Высоцкого. Я пополнял этот архив по мере появления новых песен Высоцкого, даже после его смерти. Сейчас этот архив содержит более 700 песен и стихов Высоцкого. Я перевёл его в компьютерную базу. Мне думается, что для нашего сайта это был бы невероятно ценный архив...

С огромной тоской я пополнял архив стихами Владимира Высоцкого за 1979 и 1980 годы… Во многих из них сквозит предчувствие будущей кончины, и читать их очень тяжело… Практически эти последние его стихи не исполнялись - Высоцкий больше не пел. Но те вещи, которые он исполнял, или исполняли другие, я постарался показать Вам в виде ссылок на YouTube непосредственно рядом с его текстами.

Владимир Высоцкий был необыкновенно талантлив во всех своих проявлениях. Я хочу, чтобы его помнили все…

Итак:

БАЛЛАДА О ДЕТСТВЕ
http://www.youtube.com/watch?v=mLZUJom5IFQ
Час зачатья я помню неточно
Значит, память моя однобока,
Но зачат я был ночью порочно
И явился на свет не до срока.
Я рождался не в муках, не в злобе,
Девять месяцев - это не лет.
Первый срок отбывал я в утробе:
Ничего там хорошего нет.

Спасибо вам святители, что плюнули, да дунули,
Что вдруг мои родители зачать меня задумали,
В те времена укромные, теперь почти былинные,
Когда срока огромные брели в этапы длинные.
Их брали в ночь зачатия, а многих даже ранее,
А вот живет же братия - моя честна компания.

Ходу, думушки резвые, ходу,
Слово, строченьки, милые, слово!
Получил я впервые свободу
По указу от тридцать восьмого.
Знать бы мне, кто так долго мурыжил
Отыгрался бы на подлеце,
Но родился и жил я, и выжил,
Дом на Первой Мещанской в конце.

Там за стеной, за стеночкою, за перегородочкой
Соседушка с соседушкою баловались водочкой.
Все жили вровень, скромно так: система коридорная,
На тридцать восемь комнаток всего одна уборная.
Здесь на зуб зуб не попадал, не грела телогреечка,
Здесь я доподлинно узнал, почем она, копеечка.

Не боялась сирены соседка
И привыкла к ней мать, понемногу.
И плевал я, здоровый трехлетка
На воздушную эту тревогу.
Да не все то, что сверху от бога -
И народ зажигалки тушил.
И, как малая фронту подмога
Мой песок и дырявый кувшин.

И било солнце в три луча сквозь дыры крыш просеяно
На Евдоким Кириллыча и Дизю Моисеевну.
Она ему: Как сыновья? - Да без вести пропавшие!
Эх, Дизька, мы одна семья, вы тоже пострадавшие.
Вы тоже пострадавшие, а, значит, обрусевшие.-
Мои - без вести павшие, твои - безвинно севшие.

Я ушел от пеленок и сосок,
Поживал не забыт, не заброшен.
Но дразнили меня недоносок,
Хоть и был я нормально доношен.
Маскировку пытался срывать я,
- Пленных гонят,- чего ж мы дрожим?
Возвращались отцы наши, братья
По домам, по своим, да чужим.

У тети Зины кофточка с драконами, да змеями -
То у Попова Вовчика отец пришел с трофеями.
Трофейная Япония, трофейная Германия:
Пришла страна Лимония - сплошная чемодания.
Взял у отца на станции погоны, словно цацки, я,
А из эвакуации толпой валили штатские.

Осмотрелись они, оклемались,
Похмелились, потом протрезвели.
И отплакали те, кто дождались,
Недождавшиеся отревели.
Стал метро рыть отец Витькин с Генкой,
Мы спросили:- зачем? - Он в ответ,
Мол, коридоры кончаются стенкой,
А тоннели выводят на свет.

Пророчество папашино не слушал Витька с корешом:
Из коридора нашего в тюремный коридор ушел.
Да он всегда был спорщиком, припрешь к стене, откажется.
Прошел он коридорщиком и кончил стенкой, кажется.
Но у отцов свои умы, а что до нас касательно,
На жизнь засматривались мы уже самостоятельно.

Все - от нас, до почти годовалых
Толковищу вели до кровянки,
А в подвалах и полуподвалах
Ребятишкам хотелось под танки
Не досталось им даже по пуле
В ремеслухе живи не тужи
Ни дерзнуть, ни рискнуть, но рискнули -
Из напильников делать ножи.

Они воткнутся в легкие
От никотина черные,
По рукоятки легкие трехцветные наборные,
Вели дела отменные сопливые острожники.
На стройке немцы пленные на хлеб меняли ножики.
Сперва играли в фантики в пристенок с крохоборами
И вот ушли романтики из подворотен ворами.

Спекулянтка была номер перший –
Ни соседей, ни Бога не труся,
Жизнь закончила миллионершей –
Пересветова тётя Маруся.
У Маруси за стенкой говели,
И она там втихую пила…
А упала она возле двери,
Некрасиво, так, зло умерла.
Наживы как наркотика не выдержала этого,
Богатенькая тётенька Маруся Пересветова.

Но было всё обыденно: заглянет кто – расстроится,
Особенно обидело богатство метростроевца.
Он дом сломал, а нам сказал: «У вас носы не вытерты,
А я – за что я воевал?» - и разные эпитеты…

Было время и были подвалы,
Было дело и цены снижали.
И текли, куда надо каналы
И в конце, куда надо, впадали.
Дети бывших старшин, да майоров
До ледовых широт поднялись,
Потому, что из всех коридоров
Им, казалось сподручнее вниз.

***http://www.youtube.com/watch?v=yy5K7crm6Go
Целуя знамя в пропыленный шелк,
И выплюнув в отчаянье протезы,
Фельдмаршал звал: "Вперед, мой славный полк,
Презрите смерть, мои головорезы".

И смятыми знаменами горды,
Воспламенены талантливою речью,
Расталкивая спины и зады,
Они стремились в первые ряды
И первыми ложились под картечью.

Хитрец и тот, который не был смел,
Не пожелав платить такую цену,
Полз в задний ряд, но там не уцелел,
Его свои же брали на прицел
И в спину убивали за измену.

Сегодня каждый третий без сапог,
Но после битвы заживут, как крезы.
Прекрасный полк, надежный, верный полк,
Отборные в полку головорезы.

А третьи и средь битвы и беды
Старались сохранить и грудь, и спину,
Не выходя ни в первые ряды,
Ни в задние, но как из-за еды,
Дрались за золотую середину.

Они напишут толстые труды
И будут гибнуть в рамах на картине,
Те, кто не вышли в первые ряды,
Но не были и сзади, и горды,
Что честно прозябали в середине.

Уже трубач без почестей умолк,
Не слышно меди, тише звон железа.
Разбит и смят надежный, верный полк,
В котором сплошь одни головорезы.

Но нет, им честь знамен не запятнать,
Дышал фельдмаршал весело и ровно.
Чтоб их в глазах потомков оправдать,
Он молвил: "Кто-то должен умирать,
А кто-то должен гибнуть, безусловно".

Пусть нет звезды тусклее, чем у них,
Уверенно дотянут до кончины,
Скрываясь за отчаянных и злых
Последний ряд оставив для других,
Умеренные люди середины.

В грязь втоптаны знамена, грязный шелк,
Фельдмаршальские жезлы и протезы.
Ах, славный полк, да был ли славный полк,
В котором сплошь одни головорезы?

К А Н А Т О Х О Д Е Ц
http://www.youtube.com/watch?v=pPkNBOwOdE0&feature=related
Он не вышел ни званьем, ни ростом.
Не за славу, не за плату,
На свой необычный манер,
Он по жизни шагал над помостом
По канату, по канату,
Натянутому, как нерв!

Посмотрите, вот он без страховки идёт!
Чуть правее наклон – упадёт, пропадёт!
Чуть левее наклон – всё равно не спасти!
Но зачем-то ему очень нужно пройти
Четыре четверти пути!

И лучи его с шага сбивали,
И кололи, словно лавры,
Труба надрывалась, как две.
Крики "Браво!" его оглушали,
И литавры, а литавры -
Как обухом по голове!

Посмотрите! Вот он без страховки идет!
Чуть левее наклон - упадет. Пропадет!
Чуть правее наклон - все равно не спасти!
Но спокойно. Ему остается пройти
Уже три четверти пути!

Ах! Как жутко... Как смело. Как мило!
Бой со смертью три минуты!
Раскрыв в ожидании рты,
Из партера глядели уныло...
"Лилипуты, лилипуты!" -
Казалось ему с высоты.

Посмотрите! Вот он без страховки идет!
Чуть правее наклон - упадет. Пропадет!
Чуть левее наклон - все равно не спасти!
Но спокойно. Ему остается пройти
Всего две четверти пути!

Он смеялся над славою бренной,
Но хотел быть только первым.
Такого попробуй угробь!
Не по проволоке над ареной -
А по нервам, по нервам, по нервам
Он шел под барабанную дробь!

Посмотрите! Вот он без страховки идет!
Чуть левее наклон - упадет. Пропадет!
Чуть правее наклон - все равно не спасти!
Но - замрите! Ему остается пройти
Не больше четверти пути!

Закричал дрессировщик -
И звери
Клали лапы на носилки...
Но прост приговор и суров:
Он уверен был или растерян -
Но в опилки, но в опилки
Он пролил досаду и кровь!

И сегодня другой по канату идет.
Тонкий шнур под ногой. Упадет, пропадет.
Вправо, влево наклон - все равно не спасти...
Но зачем-то ему тоже нужно пройти
Четыре четверти пути!

О ФАТАЛЬНЫХ ДАТАХ И ЦИФРАХ
http://www.youtube.com/watch?v=VVeOeSAiIPY
Кто кончил жизнь трагически, тот истинный поэт,
А если в точный срок, так в полной мере.
На цифре 27 один шагнул под пистолет,
Другой же в петлю слазил в "Англетере".

А 33 - Христу. Он был поэт, он говорил:
Да не убий. Убьешь - везде найду, мол.
Но гвозди ему в руки, чтоб чего не сотворил,
Чтоб не писал и ни о чем не думал.

С меня при цифре 37 в момент слетает хмель.
Вот и сейчас, как холодом подуло.
Под эту цифру Пушкин подгадал себе дуэль,
И Маяковский лег виском на дуло.

Задержимся на цифре 37? - Коварен бог.
Ребром вопрос поставил: или-или
На этом рубеже легли и Байрон и Рембо,
А нынешние как-то проскочили.

Дуэль не состоялась иль перенесена.
А в 33 - распяли, но не сильно.
А в 37 - не кровь, да что там кровь, и седина
Испачкала виски не так обильно.

Слабо стреляться. В пятки, мол, давно ушла душа.
Терпенье, психопаты и кликуши.
Поэты ходят пятками по лезвию ножа
И режут в кровь свои босые души.

На слово "длинношеее" в конце пришлось три "е"
Укоротить поэта. Вывод ясен.
И нож в него. Но счастлив он висеть на острие,
Зарезанный за то, что был опасен.

Жалею вас, приверженцы фатальных дат и цифр:
Томитесь, как наложницы в гареме...
Срок жизни увеличился. И, может быть, концы
Поэтов отодвинулись на время.

Да, правда, шея длинная - приманка для петли,
И грудь - мишень для стрел, но не спешите:
Ушедшие не датами бессмертье обрели,
Так что живых не очень торопите.
***
http://www.youtube.com/watch?v=5sDunY6ApMs
Кто сказал, всё сгорела дотла?
Больше в землю не бросите семя.
Кто сказал, что земля умерла?
Нет, она затаилась на время.

Материнство не взять у земли,
Не отнять, как не вычерпать моря.
Кто поверил, что землю сожгли?
Нет, она почернела от горя.

Как разрезы траншеи легли,
И воронки, как раны зияют,
Обнаженные нервы земли
Неземное страдание знают.

Она вынесет все, переждет.
Не записывай землю в калеки.
Кто сказал, что земля не поет,
Что она замолчала навеки?

Нет, звенит она, стоны глуша,
Изо всех своих ран, из отдушин,
Ведь земля - это наша душа,
Сапогами не вытоптать душу.

Кто поверил, что землю сожгли?
Нет, она затаилась на время…

А И С Т Ы
(из кф-ма «Война под крышами»)
http://www.youtube.com/watch?v=ZCGCv19mVAc&feature=results_video&playnext=1&list=PL1642BDEC00F372C5
Небо этого дня ясное,
Но теперь в нем броня лязгает,
А по нашей земле гул стоит
И деревья в смоле, грустно им.
Дым и пепел встают, как кресты,
Гнезд по крышам не вьют аисты.

Колос в цвет янтаря-успеем ли ?
Нет, выходит, мы зря сеяли.
Что ж там цветом янтарь светится?
Это в поле пожар мечется.
Разбрелись все от бед в стороны,
Певчих птиц больше нет - вороны.

И деревья в пыли к осени,
Те, что песни могли, бросили.
И любовь не для нас, верно ведь.
Что нужнее сейчас? Ненависть.
Дым и пепел встают, как кресты,
Гнезд по крышам не вьют аисты.

Лес шумит, как всегда, кронами,
А земля и вода стонами.
Но нельзя без чудес, аукает
Довоенными лес звуками.
Побрели все от бед на восток,
Певчих птиц больше нет, нет аистов.

Воздух звуки хранит разные,
Но теперь в нем броня лязгает.
Даже цокот копыт-топотом,
Если кто закричит-шепотом.
Побрели все от бед на восток
И над крышами нет аистов…

СЫНОВЬЯ УХОДЯТ В БОЙ
http://www.youtube.com/watch?v=_O53Z364l0o
Сегодня не слышно биенья сердец.
Оно для аллей и беседок.
Я падаю, грудью хватая свинец,
Подумать успев напоследок:

"На этот раз мне не вернуться,
Я ухожу - придет другой.
Мы не успели, не успели, не успели оглянуться,
А сыновья, а сыновья уходят в бой".

Вот кто-то решив: "После нас - хоть потоп",
Как в пропасть шагнул из окопа.
А я для того свой покинул окоп,
Чтоб не было вовсе потопа.

Сейчас глаза мои сомкнутся,
Я крепко обнимусь с землей.
Мы не успели, не успели, не успели оглянуться,
А сыновья, а сыновья уходят в бой.

Кто сменит меня, кто в атаку пойдет,
Кто выйдет к заветному мосту?
И мне захотелось: "Пусть будет вон тот,
Одетый во все не по росту".

Я успеваю улыбнуться,
Я вижу, кто идет за мной.
Мы не успели, не успели, не успели оглянуться,
А сыновья, а сыновья уходят в бой.

Разрывы глушили биенье сердец,
Мое же - мне громко стучало,
Что все же конец мой - еще не конец,
Конец - это чье-то начало.

Сейчас глаза мои сомкнутся,
Я крепко обнимусь с землей.
Мы не успели, не успели, не успели оглянуться,
А сыновья, а сыновья уходят в бой.
***
http://www.youtube.com/watch?v=XE8kRWXmAi0

Как призывный набат, прозвучали в ночи тяжело шаги,
Значит, скоро и нам - уходить и прощаться без слов.
По нехоженным тропам протопали лошади, лошади,
Неизвестно, к какому концу унося седоков.

Значит, время иное, лихое, но счастье, как встарь, ищи!
И в погоню за ним мы летим, убегающим, вслед.
Только вот, в этой скачке теряем мы лучших товарищей,
На скаку не заметив, что рядом товарищей нет.

И еще будем долго огни принимать за пожары мы,
Будет долго казаться зловещим нам скрип сапогов.
Про войну будут детские игры с названьями старыми,
И людей будем долго делить на своих и врагов.

Но когда отгрохочет, когда отгорит и отплачется,
И когда наши кони устанут под нами скакать,
И когда наши девушки сменят шинели на платьица,
Не забыть бы тогда, не простить бы и не потерять!

РАССТРЕЛ ГОРНОГО ЭХО
http://www.youtube.com/watch?v=yWqRie2B-m0
В тиши перевалов, где скалы ветрам не помеха,
помеха,
На кручах таких, на какие никто не проник,
никто не проник,
Жило-поживало веселое горное эхо,
горное эхо
Оно отзывалось на крик, человеческий крик.

Когда одиночество комом подкатит под горло,
под горло,
И сдавленный стон еле слышно в обрыв упадет
в обрыв упадет
Крик этот о помощи эхо подхватит, подхватит
проворно
Усилит и бережно в руки своих донесет.

Должно быть не люди, напившись дурмана и
зелья, и зелья,
Чтоб не был услышан никем громкий топот и
храп, топот и храп,
Пришли умертвить, обеззвучить живое, живое
ущелье,
И эхо связали и в рот ему сунули кляп.

Всю ночь продолжалась кровавая, злая потеха,
злая потеха,
И эхо топтали, но звуки никто не слыхал,
никто не слыхал,
К утру расстреляли притихшее горное, горное
эхо,
И брызнули слезы, как камни из раненных скал.
И брызнули слезы, как камни из раненных скал…
И брызнули слезы, как камни из раненных скал…

ОН НЕ ВЕРНУЛСЯ ИЗ БОЯ
http://www.youtube.com/watch?v=uvW8-4qcqkY
Почему все не так? Вроде все как всегда:
То же небо, опять голубое,
Тот же лес, тот же воздух и та же вода,
Только он не вернулся из боя.

Мне теперь не понять, кто же прав был из нас
В наших спорах без сна и покоя.
Мне не стало хватать его только сейчас,
Когда он не вернулся из боя.

Он молчал невпопад и не в такт подпевал,
Он всегда говорил про другое,
Он мне спать не давал, он с восходом вставал,
А вчера не вернулся из боя.

То, что пусто теперь, не про то разговор:
Вдруг заметил я - нас было двое...
Для меня словно ветром задуло костер,
Когда он не вернулся из боя.

Нынче вырвалась, будто из плена, весна,
По ошибке окликнул его я:
"Друг, оставь покурить", - а в ответ - тишина...
Он вчера не вернулся из боя.

Наши мертвые нас не оставят в беде,
Наши павшие - как часовые...
Отражается небо в лесу, как в воде,
И деревья стоят голубые.

Нам и места в землянке хватало вполне,
Нам и время текло для обоих...
Все теперь одному, только кажется мне,
Это я не вернулся из боя…

ЧЕРНЫЕ БУШЛАТЫ
http://www.youtube.com/watch?v=A6DBTGtKWOc
За нашей спиной остались паденья, закаты,
Ну хоть бы ничтожный, ну хоть бы невидимый взлет!
Мне хочется верить, что черные наши бушлаты
Дадут нам возможность сегодня увидеть восход.

Сегодня на людях сказали: "Умрите геройски!"
Попробуем, ладно, увидим, какой оборот.
Я только подумал, чужие куря папироски:
Тут кто как сумеет, мне важно увидеть восход.

Особая рота - особый почет для сапера.
Не прыгайте с финкой на спину мою из ветвей.
Напрасно стараться, я и с перерезанным горлом
Сегодня увижу восход до развязки своей.

Прошлись по тылам мы, держась, чтоб не резать их сонных,
И тут я заметил, когда прокусили проход:
Еще несмышленый, зеленый, но чуткий подсолнух
Уже повернулся верхушкой своей на восход.

За нашей спиною в шесть тридцать остались, я знаю,
Не только паденья, закаты, но взлет и восход.
Два провода голых, зубами скрипя, зачищаю
Восхода не видел, но понял: Вот-вот и взойдет.

Уходит обратно на нас поредевшая рота.
Что было - не важно, а важен лишь взорванный форт.
Мне хочется верить, что черная наша работа
Вам дарит возможность беспошлинно видеть восход.
Автор: Леонид Федорчук
Пресс-релизы | 30 Декабря 2011 | Просмотров: 13111
Комментариев: 4
Hoakina
1 Марина (Hoakina)   • 14:50:43, 30 Декабря 2011 [Материал]

Спасибо большое за Ваш труд! Спасибо за Высоцкого.
коррупционер
2 владимир (коррупционер)   • 19:30:31, 30 Декабря 2011 [Материал]

леонид....искренне разрешите пожать вашу руку...спасибо.....
от себя зочу добавить ссылку....уверен многие с этим незнакомы....прочесть можно за день неспеша...
http://1001.ru/books/vysotskij/
fedo
3 Леонид Иванович (fedo)   • 19:51:58, 30 Декабря 2011 [Материал]

Спасибо, Владимир, я посмотрел бегло, нет времени, но надо вернуться и почитать действительно с толком... Обязательно!!!
коррупционер
4 владимир (коррупционер)   • 22:06:15, 30 Декабря 2011 [Материал]

на 3.
очень увлекательно.....вы небудете разочарованны...много нового узнаете.

Обратите внимание:


Читайте ЖЖ.инфо