Журнал Житомир инфо

УКР | РУС        Сегодня: Понедельник, 24 Января 2022    19:49:17
Живой Журнал » Статьи » Пресс-релизы, Украина » Георгий Мокрицкий, Волынь

Дорога на Коростышев. Исторический портрет

Публикуем статью из цикла "Три тысячи увлекательных километров по Житомирщине" известного краеведа Георгия Мокрицкого.

Отправляясь в город Коростышев, расположенный в тридцати километрах от Житомира, многие и не представляют себе, что уже сама по себе дорога, ведущая к этому внешне не показному городу, является темой для интересного рассказа. Ведь с точки зрения истории, эта дорога совсем молодая.

Она построена в 1850-х годах по проекту известного российского инженера путей сообщения, выходца из давнего рода Мусина-Пушкина как Киево-Брестское шоссе или Брест-Литовский почтовый тракт. Собственно, именно поэтому главная магистраль Киева, ведущая на Запад, многие десятилетия называлась Брест-Литовским проспектом (теперь проспект Победы).

Киев. Крещатик. Указатель главнейших дорог страны. Житомир назван первым.

В Житомире Брест-Литовский тракт существенно изменил траекторию основных улиц, влившихся в него. Ведь старая дорога из Житомира на Киев проходила раньше через села Вересы, Студеныця, далее – Коростышев, Радомышль... В общем, она практически копировала старый водный путь по реке Тетерев: Киев (по Днепру) и далее по Тетереву – Полесское, Радомышль, Коростышев, Житомир, Чуднов. Дорога была вертлявая или, как говорят картографы, меандричная. Приходилось ей обходить многочисленные даже незначительные препятствия: болотца, холмы, густые заросли, скалы и пр. неудобные места. В направлении села Вересы дорога (тогда за Житомиром) поворачивала на северо-восток в районе перекрестка нынешних улиц Киевской и Шелушкова.

Далее, в районе Смоковки, она преодолевала болотистую местность, напоминавшую скорее тундру, пробираясь узкими сухими участками между озерцами и болотами, минуя корчму житомирского мещанина Якуба Смока, возвышавшуюся возле переправы вброд через речушку Вошивицу.

Вот почему этот пригород получил название Смоковка – от корчмаря Смока. Хотя легенда, бытующая среди «аборигенов», говорит о другом: будто бы из-за скверного состояния дороги в этой болотистой местности, лошади бунтовали, упирались копытами в раскисшую колею, и извозчики громко прицмокивали, подгоняя гнедых... Как всегда в каждой легенде, истина смешивается с вымыслом. Дорога на Смоковке и вправду желала быть намного лучше, а вот вопли извозчиков, хотя и звучали здесь чаще, чем, может быть, в других места, вряд ли были причиной для рождения географического названия. Услышать их можно было на тогдашних дорогах Украины где-либо.

Другое дело – имя владельца корчмы. Уважаемого и хорошо известного человека. Ведь дал же корчмарь Альбин название селу Альбиновка (теперь Тетеревка, мы туда еще «поедем»), а Вацько – Вацкову (теперь Глыбочица, которую мы минуем на пути в Коростышев, оставляя за собой «Большой Житомир»).

Позже, когда хуторки Смоковки, разбросанные на суходоле, после строительства мелиоративных каналов, слились, старая дорога на Вересы - Киев, стала главной дорогой этого пригородного селения, получив имя «Старо-Киевская улица» (теперь это улица Саенко).

Собственно, и сама городская часть старой дороги на Киев (от нынешнего Соборного майдана до ул. Шелушкова) на давних картах Житомира называлась «Большая дорога на Вересы». Не больше, и не меньше. Проложенный вновь почтовый тракт на Киев почти по прямой соединил наши два города, игнорируя рельеф и водные преграды, насколько это позволяли уже тогда строительная техника и возможности. Да и «одежку» новая шоссейная дорога получила современную: капризную грунтовку заменили белое шоссе (уплотненный гравий на щебеночной основе) и булыжник. О нем-то и вспоминал со злорадством и юмором знаменитый писатель Константин Паустовский, совершавший путешествие по этой дороге из Киева в Житомир еще гимназистом. Давайте и мы «проедемся» вместе с ним Житомирским шоссе на забытом уже давно дилижансе:


Житомир. Дилижанс (колымага) перед отправкой в рейс. Нач. ХХ ст.

«Дилижанс представлял собой громоздкую карету (проще говоря – колымагу). В нее запрягали четверку лошадей. Пассажиры тесно сидели внутри колымаги и на ее крыше – империале.

Кроме того, в дилижансе было устроено два сидячих места снаружи, на запятках. Там были приделаны маленькие железные сиденья, но без подпорки для ног. Тут же были привинчены железные ручки, чтобы пассажиры могли держаться за них и не вылететь от толчков на дорогу.

Еще в детстве, в Киеве, я видел такие дилижансы. Они ходили в Житомир, были выкрашены в желтый цвет, и на дверцах у них сияла медная эмблема почтового ведомства – два скрещенных почтовых рожка и две пересекающиеся молнии. Очевидно, изображение молний указывало на участие электричества в деле почтовой связи.

Еще с тех лет, повитых туманом времени, я запомнил несчастные фигуры запяточных пассажиров, трясущихся на жестких сиденьях. Одной рукой они судорожно держались за железную ручку, а другой придерживали пыльный котелок или картуз. В глазах у них было тупое отчаяние. От невыносимой тряски по булыжной мостовой в одежде у этих пассажиров все расстегивалось и развязывалось. Ни разу я не видел их без того, чтобы у них не болтались из-под брюк тесемки от кальсон и пиджаки не налезали бы горбом на голову».

Думаю, эта пространная цитата, дала современнику достаточно ясное представление о всех «прелестях» тогдашнего транспорта и тех эмоциях, которые вызывала у несчастных пассажиров проклятая булыжная мостовая...


Автомобиль сахарного магната Ф. Терещенко на дорогах Житомирщины

Поэтому, не будем больше «утомлять» вас ездой по старому Брест-Литовскому шоссе. Шоссе, повидавшему на своем почтенном веку немало людей и событий. Вспомним лишь кое-что. Здесь неслись с невиданной для старых времен скоростью в 30 верст в час кареты российских императоров, посещавших Житомир; почтовые экипажи, в которых следовали в Киев или из Киева Тарас Шевченко, Оноре де Бальзак, Пантелеймон Кулиш, Ганна Барвинок... Уже в первых автомобилях – гетман Павел Скоропадский и в самом роскошном «ЗИЛе» - его компартийный «наследник трона» Владимир Щербицкий...


Памятная доска Центральной Раде в Житомире, установленная на средства Г. Мокрицкого.

Конечно, важным событием в истории этого шоссе было передвижение из Киева в Житомир в январе 1918-го членов правительства и Центральной рады Украины, покидавших столицу под давлением муравьевских войск. Знал ли тогда первый Президент Украины, что перспектива «его Украины» тогда будет такой же унылой, как пролетающие мимо окон заснеженные поля и одинокие хаты, что пройдут многие десятилетия, прежде чем вновь поднимется, в нашей стране сине-желтый флаг, а на доме по Большой Бердичевской, 32, где заседала Малая Рада, будет установлена мемориальная доска?..



Памятный знак на обочине Киевского шоссе «Рубеж Мужества»

Во времена всех войн шоссе было важным рубежом и местом битв. Между прочим, во Вторую мировую, где-то в одном из глубоких кюветов, служившем солдатам в качестве готового окопа, в ноябре 43-го отстреливался и сын легендарного дважды героя (первое – гражданской войны, хотя по-правде, на таких войнах героев не бывает – все жертвы; второе – до сих пор суперпопулярных анекдотов) Василия Ивановича Чапаева – Александр Васильевич. Он сам вспоминал в мемуарах об этом.

Впрочем, свои воспоминания о событиях на Житомирском шоссе оставил и небезызвестный Леонид Брежнев (в «своей» трилогии, которую заставляли в «застойные» учить на память). По его словам, он даже принял участие в бою во время отражения атаки, когда шло контрнаступление немцев на Киев.


Памятник на месте братской могилы героям. погибшим на Рубеже Мужества в ноябре 1943

На том месте, где якобы состоялось это эпохальное стреляние из пулемета по врагу самого будущего Ге-не-раль-но-го!, тут же возвели помпезный памятный знак в духе советской гигантомании и чинопоклонения, который вскоре исчез вместе с его фигурантом: и со страниц истории, и с холма подле шоссе. Вскоре здесь, на «Рубеже Мужества» возвели настоящие памятники, и – подлинным Героям.

Пока мы углубились с Вами в прошлое давнего пути из Житомира в Киев, миновали на своем автомобиле или автобусе и Глыбочицу, и строящуюся транспортную развязку в трех уровнях на Окружной дороге, где она пересекает прямое, как стрела, современное Киевское шоссе. Оказались перед Новой Березиной (лесные топонимы очень характерны для нашего края, потому что это Полесье). Тут, за современными придорожными и «поперекдорожными» сооружениями и автозаправками, к шоссе примыкают две дороги, напоминающие скорее старые аллеи, густо обсаженные по бокам стройными взментнувшимися ввысь тополями. Одна напротив другой. Надо же такое совпадение?

На самом деле ничего удивительного нет: дорога и на Гадзынку, и на Калиновку -одно целое, часть старого «столбового» (потому что стояли верстовые столбы - обязательный атрибут казенной почтовой дороги) пути, ведшего от дороги Житомир – Радомышль на старое местечко Левков – центр средневекового ловчего пути (т.е. феодального хозяйства ловчих – охотников). Так что поперечную дорогу Гадзинка – Левков «разрезало» Киевское шоссе, а не наоборот.


Киевское шоссе на подъезде к Житомирской окружной дороге.

События в биографии шоссе последних и будущего десятилетия – спортивные. В 1980 году по нему двигалась (если быть точным, пробегала ногами наших земляков) на пути из Греции в Москву эстафета «Олимпийского Огня», а в 2012 – Киевское шоссе увидит многих участников и гостей «Евро-2012». Жизнь продолжается. И наше путешествие – тоже! Впереди – Коростышев.


Тетерев – первый водный путь из Житомир в Киев. Снимок с вертолета в районе Житомира.





В предыдущем очерке рассказ о дороге на Коростышев мы закончили тем, что события в биографии этого шоссе последних и будущего десятилетия были спортивными. В 1980 году по нему двигалась (если быть точным, пробегала ногами наших земляков) на пути из Греции в Москву эстафета «Олимпийского Огня», а в 2012 – Киевское шоссе увидит многих участников и гостей «Евро-2012». Жизнь продолжается. И наше путешествие – тоже! Впереди – Коростышев.

Прежде, чем попасть в этот уютный, вальяжно раскинувшийся на живописных берегах Тетерева, город, мы проедем с вами еще через несколько населенных пунктов, которые заслуживают хотя бы краткого рассказа. Первый из них – село Кмытив.

Безусловно, у любого путешественника возникает вопрос о том, почему так называется населенный пункт? На него легко ответить, если обратить внимание на форму склонения этого топонима. Ведь это – притяжательное, отвечающее на вопрос: чье село? В данном случае – бояр Кмитов. Бояре-шляхтычи Киевщины – Кмитычи известны с конца XV ст. как владельцы ряда населенных пунктов в нашем крае, в том числе и основанного ими села возле давней Студеницы, через которую пролегал старый путь из Киева в Житомир.

Между прочим, Кмиты, известные как одна из мощных ветвей бояр Волчковичей с 1434 года, имели общий герб с основателями и владельцами Коростышева – Олизарами и были объединены общим гербом «Радван двойной», который иногда называют «Хоругвием Кмитов». Если бы нам не была известна датировка герба серединой XV ст., то его внешний вид вполне бы ассоциировался с приснопамятными советскими временами: пышный барочный стиль растительного орнамента, венчающегося снопом с вмонтированной шестиугольной звездой...

Представители рода Кмитов были наместниками правительства Киевщины в Киеве и Житомире. В 1565 Иван Олизар-Волчкевич купил у Кмитов Коростышевский ключ, который с этого времени стает главной вотчиной, где его семья имела более 500 дымов (усадеб) и более трех тысяч подданных. Как свидетельствуют исторические документы, Иван Олизар вел себя очень разнузданно, как настоящий владелец всех житомирских окраин, используя для этого разбойников-слуг.

К счастью, это не относится к потомкам Олизара, о коих речь пойдет тогда, когда мы с вами прибудем в Коростышев. Наш транспорт пролетает Кмытив очень быстро, по касательной. Ведь село уходит от шоссе на север в направлении Студеныци. В центре Кмытива построен единственный в Житомирской области сельский музей изобразительного искусства. Прекрасное здание, отменная экспозиция. А все началось много лет тому с небольшой выставки полотен известных художников, устроенной ветераном войны, педагогом Иосифом Дмитриевичем Буханчуком. В 1974 году Было всего 120 картин, вывешенных прямо в школьном коридоре, а закончилось самостоятельным музеем, в котором хранятся более трех тысяч произведений живописи, а 700 из них – экспонируются. Здесь можно увидеть работы русского академика Е. Мойсеенко, бывшего ректора Ленинградского художественного института В. Орешникова, Д. Налбандяна, А. Шовкуненко, Н. Глущенко, Т. Яблонской; графика Г. Верейского, В. Касияна; скульптурные работы К. Белашовой, В. Горевого.

Впрочем, скажете вы, это все представители эпохи тоталитаризма. Ну и что? Ведь была такая, нашла отображение в искусстве, и чем дальше мы от нее будем отдаляться, тем интереснее и ценнее будет коллекция Кмитовского музея им. Й. Д. Буханчука. Может быть сюда, на площадку перед музеем, перед и памятник Ленину из Житомира?


Музей изобразительного искусства им. Д.Й. Буханчука в с. Кмытив.

Но вернемся на трассу и полюбуемся оригинальным строением, возведенным из деревянных конструкций и облицованные такой же шалевкой, возвышающимся на живописном холмике неподалеку от трассы на границе Житомирского и Коростышевского районов в Кмитове. Это новый кемпинг. Его архитектура, хотя и чужая нашим краям, все же обращает на себя внимание – глаз путешественника ласкает исконный полесский материал, из которого наши предки строили все: от церквей, изб и корчм до мостов, дорог и лодок. Дубовые гати устраивали на дорогах там, где по дороге было легче плыть, чем ехать...


Кемпинг в модерном стиле на Киевском шоссе возле с. Кмытив (макет). Автор проекта – архитектор Василий Микитенко (Житомир).

И мы едем. Только, в отличие от пращуров, по гладкой двухполосной европейской дороге, которую в населенных пунктах перешагивают ажурные бетонные мостики-переходы для пешеходов. Встречают и провожают они нас и в селе Велыки Кошарища – непосредственном соседе Кмитова. Обратите внимание – домики этого села, словно солдаты, ровными рядами выстроились вдоль обеих сторон шоссе. Верный признак того, что построены они уже после того, как тут в середине 19 ст. проложили Киево-Брестское шоссе.


Киевское шоссе. Вид с пешеходного моста в с. Велыки Кошарища.

Поскольку есть Кошарища Большие, где-то надо искать их родича – с приставкой «Малые», прибывшего сюда первым. На самом деле, рядом, южнее, на левом берегу Тетерева сохранились Мали Кошарища, появившиеся раньше. И обязаны они своим возникновением русским староверам, которые, не приняв Никоновскую реформу 1866 года, подвергшись остракизму и объявленные «раскольниками» (хотя, если на то пошло, раскол инициировали не они, а патриарх Никон), подались в поисках спокойной жизни на Запад, в том числе и в Украину.

Поселившись неподалеку Житомира, в удобной долине Тетерева, старообрядцы основали селение, в котором занимались разведением овец. Для них построили «овечьи домики» – кошары. Они-то и дали название селу старообрядцев-овцеводов.


Одна из улиц в с. Велыки Кошарища.

Рядом с Кошарыщами в глубине от шоссе виднеются строения и терриконы передвижного асфальто-бетонного завода, который обеспечивал материалами сооружение объездной дороги, искусственных сооружений и реконструкцию Киевского шоссе. И то, и другое давно выполнено, а заводик остался. Воистину, нет ничего более постоянного, чем временное. Хотя завод потихоньку пыхтит и дает материалы для Житомирского дорожно-строительного управления №19.


Передвижной асфальто-бетонный завод возле Велыких Кошарищ.

Почти сразу же за Большими Кошарищами дорога раздваивается: на северо-восток уходит объездная вокруг Коростышева – очень вытянутая, хотя и широкая, современная двухполоска; прямо – старое шоссе, проходящее почти через центр Коростышева. На ней и сохранились участки, напоминающие молдавские или подольские пейзажи. Серая достаточно узкая лента шоссе, то ныряет на десятки метров в глубокую долину, то стремительно взмывает на вершины холмов, напоминающие остатки древних «Змеевых валов», сооруженных якобы еще во времена ранней Киевской Руси для обороны колыбели «Матери городов русских» от неприятеля...


Окружная дорога в обход Коростышева (в районе моста через. р. Тетерев).

Такие валы действительно отчасти сохранились на юге Житомирщины, но дошли они до этих мест или нет, сказать теперь трудно. Возможно, эта гигантская «стиральная доска», заставляющая водителей участвовать в небезопасном слаломе, появилась здесь благодаря отступлению ледника, запечатлев в рельефе геологическую «драму» под названием «Днепровское оледенение», состоявшуюся в наших краях 290 тысяч лет тому назад. Ледник, подобравшийся с севера почти до самого Житомира громадным выступом ледовой стены высотой в несколько сот метров, простирался от Попельни через Черняхов до Лугин – на несколько сот километров!

Впрочем, этот холодный великан, оставил о себе напоминание на берегах рек Житомирщины в виде камней-красавцев – валунов, о чем мы еще узнаем подробнее, путешествуя в Трыгирье и на Коростенщину. А вот под Коростышевом есть свидетели более ранних геологических событий, происходивших 50 миллионов лет тому назад! В условиях теплого климата на дне моря, покрывавшего тогда эту территорию, образовались отложения, известные сегодня как залежи бурого угля.

Вот и подъезжаем мы, миновав гряду постледниковых низин и холмов, к селу Стрыживка. Еще не так давно, следовавший в Коростишев из Житомира, мог видеть (да и ощутить носом) вблизи этого села вечно дымящую и закопченную вместе с окружающим ландшафтом и хатами торфобрикетную фабрику, где малокалорийное но зато дешевое топливо «производило» само себя... Сырьем из бурого угля топили печи, в которых сушили и формовали брикеты из него же. Продукты сгорания этого производства в безветренную погоду висели над старым Киевским шоссе густой мрачной тучей, оставлявшей на белой одежде путешественников «незгладимые впечатления».

Уголь для фабрики добывали и открытым и шахтным способом. Около Стрыживки, а позднее – под Кмитовом, действовали открытые разрезы, в которых на глубине нескольких десятков метров трудился неутомимый железный Колосс – шагающий экскаватор, выгребая из недр, и отправляя транспортерной лентой «на гора» полесское «бурое золото». Невдалеке – под самим Коростышевом – действовали настоящие шахты, с настоящими шахтерами и шахтоуправлением, маркшейдерами (мастерами поиска подземных залежей) и геологами. Все – в былом. Запасы бурого угля под Коростышевом иссякли, и предприятие переехало под Андрушивку, на Гардышивське месторождение.


Шагающий экскаватор в угольном разрезе возле с. Стрыживка (1970-е годы).

Вот мы с вами и проехали шахтерский городок на западной окраине Коростышева и въезжаем в город, встречающий нас со стороны Житомира шахтерскими новостройками 60 – 70-х годов. Стандартная, хотя и благополучная картина, составленная без особого вкуса из крупнопанельных и кирпичных «хрущовок», вытянувшихся вдоль шоссе по старой, еще царской «красной линии». Улица-шоссе «украшена» здесь незамысловатыми и унылыми параллелепипедами-близнецами в безлифтовом экономном пятиэтажном исполнении. Но впереди у нас – старый город. А уж там – действительно есть, на что посмотреть и о чем узнать...




Вот мы с вами и проехали шахтерский городок на западной окраине Коростышева и въезжаем в город, встречающий нас со стороны Житомира шахтерскими новостройками 60 – 70-х годов. Стандартная, хотя и благополучная картина, составленная без особого вкуса из крупнопанельных и кирпичных «хрущовок», вытянувшихся вдоль шоссе по старой, еще царской «красной линии». Улица-шоссе «украшена» здесь незамысловатыми и унылыми параллелепипедами-близнецами в безлифтовом экономном пятиэтажном исполнении. Но впереди у нас – старый город. А уж там – действительно есть, на что посмотреть и о чем узнать...

Впрочем, если ехать через Коростышев по старой Киевской дороге, давнего города мы и не увидим: лишь две примечательные постройки. Первая – местная автостанция, прописавшаяся в здании бывшей почтовой станции третьего разряда. О ее былом назначении и «приклонном» возрасте уже почти ничего не напоминает. Фасад станции облицевали модной в 70-е годы 20 ст. силикатной плиткой, поменяли столярку... Остались, разве что, старые готические окна со стрельчатыми завершениями.


Диллижанс в Коростышеве возле почтовой станции перед отъездом.

Неподалеку станции вдоль шоссе-улицы раскинулись небольше домики с усадьбами, мало напоминающими городскую застройку. Это и не удивительно. Брест-Литовское шоссе, прорезавшее окраину Коростышева в середине 19 ст., не превратилось в полноценную магистраль. Так что и осталась эта «шоссейная» часть города полусельской. В советское время, эта улица-шоссе получила новое название «Большевистская». Название не только ничем не объяснимое, но противоречащее здравому смыслу: улица обязана своим рождением вовсе не большевикам, а царю Николаю І.

На фоне такой мало респектабельной застройки, кроме почтовой станции, бросается в глаза нетипичний большой особняк с деревяннимы стенами, оббитыми шалевкой. Этот дом был построен во второй половине 19 века специально для лютеранской кирхи, ведь в Коростышеве тогда проживало немало местных немцев. Именно ими были заложены первые большие промышленные предприятия: Вольценбургом – бумажная фабрика, действующая и посегодня, а Кайлем – суконна (бабовняна) фабрика, нине поменявшая профиль.

Старый город остался в стороне от Киевского шоссе, и мы с Вами вынуждены повернуть на север по одной из поперечных улиц в районе автостанции-бывшей кирхи, чтобы оказаться в самом интересном месте. Менее километра отделяет Большевистскую улицу от центральной площади Коростышева, носящей громкое, с большой претензией название «Красная площадь». На площади и невдалеке от нее – все интересующие нас объекты.

Конечно, эта большая прямоугольная вытянутая с запада на восток в сторону живописных склонов Тетерева площадь, по-своему достаточно красивая, достойная любого среднего райцентра. Но врядли красная в буквальном значении этого слова. Ее ансамбль определяет строгая 3-этажная периметральная застройка жилыми домами в стиле сталинского неоклассицизма. Внутри площади радует глаз хорошо благоустроенный уютный сквер-бульвар, ведущий к главной доминанте – традиционному добротному памятнику большевстскому вождю, изготовленному из знаменитого коростышевского розового гранита.

За памятником – такой же добротный, образца 1960-х годов трехэтажный дом культуры, украшенный массивным портиком на колоннах. И тут – сталинский неоклассицизм. Хотя уже в завуалированном, относительно скромном виде.

Пройдя пешком центр города – поблизости «мерии» и районного совета, мы не заметим сколь-нибудь интересных старых построек. Хотя город имеет на своем веку более 500 лет! Его первым владельцем с 1499 года был боярин Киевской земли Кшиштоф-Александр Кмита, о котором мы узнали с вами еще по дороге на Коростышев у села Кмитов. Тогда же, пока приближались к селу Кмитов, я рассказал об их родословном гербе Ридван.


Герб первых владельцев Коростышева рода Кмитов – Ридван

Почти три последующих столетия, в 1566 – 1865 годах, город был во владении знаменитого графского рода Олизаров (Волчкевичей). К сожалению, от прекрасного парка и строений графской усадьбы мало что осталось. Уцелели лишь фрагменты, и мы побываем тут, возвращаясь из центра города на Большевистскую улицу. Сделаем прогулку парком, полюбуемся берегами Тетерева, костелом, памятниками монументального искусства и архитектуры, и о многом узнем. А пока что, обойдем Красную площадь и улицы подле нее.

Действительно, в старом Коростышеве и следа не осталось от прежней исторической застройки. А ведь была она достаточно самобытной. Недаром на одной из серийных открыток начала ХХ ст. видим двухэтажный жилой дом в Коростышеве как образец гражданской городской архитектуры житомирского региона. Полуцыркульные завершения окон второго этажа; закрученные над ними «бабочкой» невиданной формы сандрики; подоконные ниши с балясинами; угловые пилястры, завершающиеся пышными капителями; такой же эффектный подкрышный карниз; и... примитивная деревянная пристройка-тамбур, накосяк оббитая досками, с покосившимися столбиками! Смешались, как винегрете, и архитектурные стили, и богатство, и бедность...


Открытка в серии «Гражданское строительство», выпущенная в Украине не позднее 1919 года. Дом в Коростышеве. (из коллекции филокартиста Вячеслава Дубовика, Житомир).

На фоне достаточно однообразной архитектуры современного Коростышева приятным аккордом звучит усадьба бывшей учительской семинарии, расположившаяся почти в центре на улице Ленина. Странно, конечно, сочетаются эти два слова: «Ленин» и «учительская семинария»... Спрятанное от пешеходов за густой зеленью парка красивое и отлично сохранившееся двухэтажное здание семинарии, возведено в стиле неоренесанса в конце 19 века. От него веет не только стариной, былыми временами, но и какой-то упорядоченностю, спокойствием, достойностью. В архитектуре здания нет ничего лишнего, лишь необходимо: сдержанные формы, четкий ритм и простота в сочетании с непоказным изяществом. Жаль, что мы не знаем ее творца – зодчего.


Коростышев. Старый корпус учительской семинарии. Памятник архитектуры местного значения.

Сама семинария была переведена из Киева в 1873 году.Она была единственной в Украине, куда принимали одаренных детей из сельской бедноты. Поступить в нее считалось большим счастьем, но это удавалось немногим, поскольку на казенные средства ежегодно выделялось только 10—12 мест, а платить бедным (как тогда писали «недостаточным») родителям было нечем...

На фасаде семинарии (теперь это педагогический колледж) установлена мемориальная доска одному из ее выпускников – известному украинскому писателю Степану Васильченко, который окончив ее в 1898 году, учительствовал в селах, а потом навсегда вышел на литературную тропу. Сам писатель так вспоминал о своих коростышевских «хождениях по мукам»: «Навчання бу­ло в семінарії трохи хаотичне,— писав він пізніше.— Часом вона більше скидалася на музичну або співочу школу. Було чимало гультяйства».

Впрочем, названная мемориальная доска вовсе не означает, что Коростышевской семинарии больше некем гордиться. Отнюдь. Ведь тут учились первый биограф Тараса Шевченко – Михаил Чалый; украинский ученый-метеоролог и педагог Михаил Кудрицкий (его именем назван переулок в Житомире, где он много лет жил); член-корреспондент Академии наук УССР, лауреат Ленинской и Государственной премий, литературовед Евгений Шаблиовский; наконец очень колоритная личность, отаман Юлиан Мордалевич, о полной драматическими событиями жизни коего, мы еще узнаем по дороге на Радомышль. И это, конечно, не все из достойных выпускников семинарии.

Между прочим, именно в Коростышеве у Михаила Петровича Кудрицького родились его младшие сыновья – Павел и Евгений. Оба – в последствии известные деятели Украины на ниве культуры и просвещения. Павел был актером и режиссером в Киевском театре «Березиль» Леся Курбаса, а Евгений – эрудированным языковедом, автором фундаментальных научных работ. Вообще, удивительная семья Кудрицкий, можно сказать, уникальная. Отец Михаил Петрович и названные сыновья – фигуранты отдельных статей в «Украинской Советской Энциклопедии». Почти вся семья!

А преподаватели? Чего только стоит имя самого первого директора (1873 – 1879 гг.) семинарии Ивана Яковлевича Посяды – известного «кирилло-мефодиевца», украинского общественного деятеля и педагога, стоявшего у колыбели этого первого учиельского заведения в Украине для малоимущих. Уволенный на пенсию, он выезжает из Коростышева, продолжает работать на педагогической ниве, но перед смертью возвращается в ставший ему родным Коростышев, поселяется неподалеку от семинарии и 24 октября 1894 года уходит в иные миры... Потомки оказались неблагодарными, и не уберегли могилу этого незаурядного человека. Жаль.

Рассмотрев приятное здание бывшей учительской семинарии, обратим внимание на очень тактичный, «интеллигентный» памятник Ивану Франко, установленный на средства студентов и преподавателей при входе к главному зданию, но чуть в стороне, в раскошном окружении зелени и клумб. Скульптурный портрет представляет собой горельеф, высеченый в фрагменте скалы неправильной формы с необработанной поверхностью. Благодаря контрасту (темный постамент из местного лабрадорита и светлый скульптурный портрет из мрамора) достигается ненавязчивый акцент на образе писателя, передающем его философский склад ума, уверенность в светлых идеалах и в своих прогрессивных мыслях. Вот такой «интеллигентный» памятник истинному украинскому интиллигенту Ивану Франкоудалось создать коростышевскому скульптору-самоучке Виталию Николаевичу Рожеку.


Коростышев. Памятник Ивану Франку возле старого корпуса бывшей учительской семинарии (ныне педагогический колледж)

Работы этого мастера, вполне справедливо получившего почетное звание Заслуженного художника Украины, мы увидим и в парке – бывшей усадьбе графа Олизара, куда ведем с вами путь от семинарии. Это своего рода гранитный «клондайк» города, где коростышевцы абсолютно заслуженно могут похвастаться и прекрасными местными гранитами, и произведениями из них, и теми людьми, кому посвящены эти памятники. Так что до встречи в парке!

Георгий МОКРИЦКИЙ заслуженный журналист Украины, почетный член Всеукраинского Союза краеведов, член Национального Союза архитекторов Украины.  Гл. редактор краеведческого изд-ва «Волынь»

Фотоснимки автора, Т.Н. Тепенчак, фоторепродукции из архива издательства «Волынь»
Автор: Георгий Мокрицкий, Волынь
Украина | 14 Мая 2010 | Просмотров: 20148 | история, Коростышев, Житомир, Мокрицкий
Комментариев: 1
dubman
1 Boris (dubman)   • 15:49:24, 24 Августа 2011 [Материал]

Спасибо за интересную экскурсию из Житомира в Коростышев!

Читайте также на эту тему:


Обратите внимание:


Читайте ЖЖ.инфо